Афоризмы старого Китая, все ссылки и примечания


Малявин, Малявин книга, Афоризмы Китая книга, афоризмы книга

Читать электронную книгу >>
доступ для членов клуба Регистрация

На сайте Средоточия доступна электронная версия первого, самого полного издания книги «Афоризмы старого Китая», куда вошли изречения, не опубликованные в последующих изданиях,в том числе «Прозрачные тени снов». Читать >>
Доступно для членов клуба, Регистрация.

Примечания

1

Термин «помраченность» (мин) имеет отношение к самоскрывающейся природе просветленного сознания, которое интимно удостоверяет свою подлинность в акте самопреодоления. «Помраченность» в даосской литературе обозначает творческое начало мироздания как разрыв в длительности сознания, который не имеет опытного содержания, но делает возможным всякий опыт. Она соответствует первичному, имплицитному пониманию, «не-знанию» дао, которое не требует выражения и заявляет о себе в аномальной или, по-китайски, без-умственно безумной «осмысленной речи», в псевдовыразительных фигурах иронии и смеха.

(обратно)

2

В оригинале употреблено словосочетание и си, означающее буквально «один перерыв». Речь идет о реальности как длящемся отсутствии — безусловном, не подготавливаемом прошлым опытом и отрицающем актуальное состояние момента чистого творчества. Отметим, что знак си означает также дыхание, веяние.

(обратно)

3

В оригинале употреблен знак мин, переведенный выше словом «помраченность». Небытие в данном случае не имеет ничего общего с ничто как антитезой сущему. Оно представляет собой скорее вездесущую ускользаемость, которая отличается эстетическим и рефлективным характером.

(обратно)

4

Цина — один из древних струнных инструментов в Китае.

(обратно)

5

В книге древнего даосского философа Чжуан-цзы данная фраза приводится в качестве характеристики учения Лао-цзы, считающегося родоначальником даосской традиции.

(обратно)

6

Великая Чистота — одна из распространенных в древней китайской литературе даосских метафор дао как единения сознания и бытия в акте самовосполнения природы.

(обратно)

7

Восемь пустынь — весь земной мир.

(обратно)

8

Словом «воля» передан здесь термин и, имеющий широкий спектр значений: «смысл», «намерение», «ум» и т. д. В даосской традиции данный термин является распространенным обозначением природы дао как единения мышления и бытия, свободы и судьбы; жизненного импульса, динамизма бытия, выявляемого в «помраченности» дао-сознания. Примечательны часто встречающиеся в китайских текстах на эстетические и религиозно-философские темы словосочетания шэн и — «жизненная устремленность», юи — «недостижимо-уединенная» воля. Даосская «воля» знаменует высвобождение бытия и, как таковая, равнозначна отказу от воздействия на вещи извне, от насилия. В даосских текстах можно прочитать о том, что «высшая воля — это отсутствие воли» (ср. совпадение предполагающего рефлексию долженствования и жизненной свободы в русском слове «воля»). Речь идет, по существу, о безусловной открытости полноте бытийствования как Великой Пустоте, об открытости зиянию бытия, встрече «отсутствующего с отсутствующим», что и составляет действительное содержание со-бытийности дао. Эта «воля» напоминает «нулевую интенциональность», которая, по мнению французского философа Ж. Дювино, лежит в основе игрового начала в человеческом существовании. Ж. Дювино пишет в этой связи об интуиции, которая «предстает провалом в нашем опыте» и «бросает нас на один ускользающий миг вовне всякого устремления, всякой традиции и всякой упорядоченности».

(обратно)

9

Философская и литературная традиция Китая нацеливала на соединение разумного и чувственного в человеке и, по сути дела, исключала противостояние того и другого. Идея приведения чувственной жизни человека в согласие с порядком мироздания (который является в конце концов Хаосом как бесконечным множеством порядков) свойственна всем направлениям традиционной китайской мысли.

(обратно)

10

Ответы «патриарха Дамо» отмечают разные грани основной темы китайской традиции — темы самоскрывающегося «истинного владыки» мира, который, являя предел всех перспектив созерцания, пред-оставляет всему место быть. В китайской мысли эта символическая глубина всех фактов сознания осмыслялась одновременно как бесконечно-сложная сеть космических соответствий и как ускользающее присутствие реальности, говоря по-китайски, — «дракон в облаках». Тема сверхчеловеческого в человеке введена в китайскую традицию Чжуан-цзы, который говорил о «Великом Предке» каждого человека или о «подлинном облике» человека, который существует «прежде нашего рождения» (позднее эти слова Чжуан-цзы были подхвачены чаньскими наставниками). Вопрос о том, кто «присутствует в присутствии», «сознает в сознании», «прозревает в прозрении» и т. д., выдвинут на первый план во многих «Наставлениях», составленных Юаньу.

(обратно)

11

Чжаочжоу процитировал две начальные строки из раннего произведения чаньской словесности — «Надписи о вере в сознание», приписываемой Третьему патриарху чань.

(обратно)

12

В мифологии буддизма считалось, что «Будда солнечного лика» живет в мире восемнадцать сотен лет, а «Будда лунного лика» — один день и одну ночь.

(обратно)

13

Лакированная лохань — одно из традиционных в чаньской литературе обозначений непросветленного, пребывающего в неведении сознания. Соответственно «выбить дно» или «сломать» лакированную посуду на языке чаньских наставников означало достичь внезапного просветления.

(обратно)

14

В своем ответе Чжаочжоу обыграл то обстоятельство, что его прозвищем стало название города, где он проповедовал. Слова чаньского наставника, очевидно, намекают на абсолютную свободу духа в чаньском идеале «просветленности».

(обратно)

15

Имеется в виду высший, подлинно всеобъемлющий смысл буддийской доктрины, который, согласно представлениям буддистов Китая, Будда излагал в последний период своей жизни.

(обратно)

16

В этом сюжете вновь обыгрывается тот факт, что прозвище наставника Чжаочжоу произошло от названия города, в котором находился монастырь Чжаочжоу. Кроме того, в нем содержится намек на традиционное в буддийской литературе сравнение освобождения или спасения всех существ с «переправой на другой берег».

(обратно)

17

То есть постичь высший смысл учения Будды.

(обратно)

18

Эти слова напоминают изречение Лао-цзы: «Небесная сеть неощутимо-редка, но из нее ничто не ускользает».

(обратно)

19

Высказывание Юньмэня напоминает стихотворное по учение наставника Шитоу:

В глубине света есть мрак,
Но не ищите в нем мрак.
В глубине мрака есть свет,
Но не сильтесь увидеть в нем свет.

(обратно)

20

Здесь приводятся слова чаньского наставника IX века Яньтоу. Под «входящим в ворота» подразумеваются данные чувственного восприятия.

(обратно)

21

Согласно закону кармы, все, что имеет причину (то есть получено от другого), неизбежно придет и к своему разрушению.

(обратно)

22

Наша — в индийской мифологии четырехголовые и восьмирукие драконы, вооруженные мечами.

(обратно)

23

К загадке о том, имеется ли у собаки природа Будды, Умэнь питал особую симпатию. Недаром этот гунъанъ помещен в сборнике первым и сопровождается необычайно пространным комментарием, где он именуется «заставой всех патриархов», то есть средоточием учения чань.

Именно над ним медитировал Умэнь прежде чем достичь просветления, и им навеян принадлежащий Умэню экстравагантный стих, состоящий из одного слова:

Нет, нет, нет, нет, нет.
Нет, нет, нет, нет, нет.
Нет, нет, нет, нет, нет.
Нет, нет, нет, нет, нет.

Первоначальная запись беседы Чжаочжоу включает в себя возражение его собеседника, который заметил: «Но ведь природа Будды проницает все существа, от будд до муравьев. Как же можно сказать, что у собаки ее нет?» Чжаочжоу ответил: «Собаке свойственно проводить различия». В другой раз Чжаочжоу дал утвердительный ответ на тот же вопрос о том, есть ли у собаки природа Будды. «Отчего же существо, обладающее природой Будды, родилось в столь неприглядном обличье?» — спросил собеседник Чжаочжоу. «Оно приняло заблуждение за истину», — последовал ответ.

(обратно)

24

Пустотная полнота (сюйу) — даосский термин, обозначающий всеобъемлющую целостность бытия, несводимую к тому или иному актуальному состоянию, но делающую возможным существование каждой вещи. В древней даосской литературе такая «пустотная полнота» уподоблялась, в частности, материнской утробе, порождающей все сущее.

(обратно)

25

Суждение Умэня навеяно знаменитым высказыванием Линь-цзи, с которым тот обращался к ученикам: «Если вы натолкнетесь на кого-нибудь, кто мешает вашему прозрению, быстрее освободитесь от него. Если вы встретите Будду, убейте Будду. Если вы встретите патриарха, убейте патриарха. Если вы встретите святого, убейте святого. Если вы натолкнетесь на отца и мать, убейте и их. Если вы натолкнетесь на других родичей, убейте тех родичей. Только так вы можете достичь полного освобождения». Нет нужды пояснять, что наставление Линь-цзи не имеет ничего общего с нигилистическим бунтом.

(обратно)

26

Шесть сфер мироздания, различаемые буддийской традицией, суть следующие: ад, соответствующий опыту страдания; мир голодных духов, соответствующий низменным желаниям в человеке; животное состояние; мир демона Асуры, соответствующий агрессивному началу в человеке; человеческое состояние как таковое; мир небожителей.

(обратно)

27

Четыре способа рождения включают в себя рождение из яйца, из утробы, из влаги и посредством метаморфозы.

(обратно)

28

В буддийском мире средневекового Китая была широко распространена практика произнесения публичных проповедей. Эпоха Тан стала временем расцвета искусства буддийской проповеди.

(обратно)

29

Закон причинности существования, определяющий судьбу всех живых существ, является одним из фундаментальных постулатов доктрины буддизма. Достижение же блаженства трактовалось буддистами как выход из цепи перерождений, круговорота причин и следствий.

(обратно)

30

Ошибка собеседника Байчжана состояла в том, что он противопоставил состояние просветленности профаническому существованию и тем самым субстантивировал его.

(обратно)

31

Следует заметить, что обожествление лисы и культ лисьих нор на горе были характерной чертой китайских народных верований вплоть до XX века. В отношениях между Байчжаном и стариком, обращенным в лиса, в какой-то мере отобразилось стремление буддизма доминировать над локальными культами в Китае.

(обратно)

32

Среди чань-буддистов рыжебородым варваром было принято называть полулегендарного основателя чаньской традиции, индийского проповедника Бодхидхарму или самого Будду. В целом данный гунъань является иллюстрацией к основополагающей для буддизма махаяны теме недуальности истины и заблуждения, нирваны и сансары, просветления и обыденного сознания.

Поскольку реальность, по буддийским представлениям, лишена атрибутов, ее невозможно отличить от иллюзии. Говоря словами Байчжана, различие между неведением и просветленностью подобно различию между знанием факта наличия «рыжей бороды» у варвара и бытием «рыжего варвара» как таковым.

(обратно)

33

Имеется в виду «глаз мудрости», который позволяет узреть подлинную реальность.

(обратно)

34

Выставленный палец (а также посох или палка) стал популярным в чань символом реальности как верховного единства. Рассказ «Цзюйди выставляет палец» в разных его версиях встречается в нескольких сборниках гунъань. В сборнике «Скрижали Лазурной скалы» он сопровождается следующими стихами:

За мудрый наказ глубоко чту старою Цзюйди.
Коли опустела вселенная — кто будет владеть ею?
По бурным волнам скитается легкая щепка.
В ночной мгле мы вместе встречаем слепых черепах.

(обратно)

35

Как уже говорилось выше, под «бородатым варваром» чань-буддисты обычно понимали Бодхидхарму или других индийских святых.

(обратно)

36

Традиционный в литературе чань вопрос, означающий: «В чем смысл чань?»

(обратно)

37

Божественная гора — китайское название горы Град-храку-та, на которой, по преданию, Будда перед смертью объявил своим преемником Махакашьяпу. Наставники чань в Китае считали это событие началом чаньской традиции «безмолвной передачи истины».

(обратно)

38

Нирвана — состояние полного покоя, соответствующее абсолютной реальности и высшему блаженству.

(обратно)

39

Одна из четырех заповедей чань гласит: «Передавать истину вне поучений».

(обратно)

40

Здесь цитируется распространенная в чаньской литературе поговорка. В старом Китае мясники вывешивали в своих лавках голову того животного, чьим мясом торговали.

(обратно)

41

Данный сюжет помещен в нескольких классических собраниях гунъань. В сборнике «Записи мудрых деяний» (XII в.) он сопровождается следующим наставлением: «Когда вам дают есть, открывайте рот. Когда к вам приходит сон, закрывайте глаза. Когда вы умываете лицо, зажимайте нос. Когда перед вами сандалии, вдевайте в них ноги». Можно вспомнить и известную чаньскую сентенцию, гласящую: «Идти — это чань, сидеть — это тоже чань. Говоря или безмолвствуя, двигаясь или оставаясь неподвижным — пребывай в покое».

(обратно)

42

В оригинале употреблен термин «цзи», означающий не только разумение, сообразительность, способность к пониманию, но и жизненный импульс, динамизм жизни в широком смысле.

(обратно)

43

Данная фраза напоминает изречение Лао-цзы: «Тридцать спиц сходятся в ступе, образуя колесо, но полезно колесо пустотой в ступице» («Дао-Дэ цзин», XI).

(обратно)

44

Будда Беликого постижения и Всепобеждающей мудрости — одно из проявлений Будды, продолжавшееся бесконечно долгий период времени до появления Будды Гаутамы.

(обратно)

45

Кальпа — в буддийской космологии — мировая эра.

(обратно)

46

Имеется в виду Будда Гаутама.

(обратно)

47

В китайском фольклоре лисе приписывалась способность превращаться в человека.

(обратно)

48

Имеется в виду высшая, «окончательная» истина чань. Данное выражение рождено обычаем чаньских монахов сочинять дидактические строфы, так называемые гатей, состоящие из четырех строк.

(обратно)

49

Данный гунъанъ приводится во всех важнейших собраниях коанов. В сборнике «Скрижали Лазурной скалы» он помещен в виде двух самостоятельных сюжетов: «Наныдюань убивает кошку» и «Чжаочжоу надевает на голову сандалии».

(обратно)

50

Чаду — родина Дуншаня.

(обратно)

51

Хунань — провинция в Центральном Китае.

(обратно)

52

Отождествление просветленности с состоянием, предшествующим функциональному разделению между органами чувств и равнозначным способности «внимать всем телом», восходит в Китае к древним даосам и было широко распространено среди последователей чань. В данном случае Умэнь повторяет слова известного наставника чань IX века Дуншань Лянцзе.

(обратно)

53

По китайским представлениям, гора, усеянная торчащими кверху острыми ножами, находилась в аду.

(обратно)

54

Цзинь — китайская мера веса, равная приблизительно 0,6 кг. Предполагается, что Дуншань был занят взвешиванием льна в тот момент, когда к нему обратились за наставлением.

(обратно)

55

В стихах, посвященных данному сюжету в «Скрижалях Лазурной скалы», говорится:

Солнечный ворон мчится, лунный заяц бежит.
В мудром ответе откуда быть легкомыслию?
Счесть, что Дунгиань отвечает по обстоятельствам, —
Словно слепой черепахе вползти в пустое ущелье.

(обратно)

56

Великая Пустота — идущее от древних даосов традиционное в китайской мысли обозначение «мира в целом».

(обратно)

57

Умэнь подчеркивает, что постижение истины, о которой вел речь Наньцюань, не может быть лишь результатом беседы и требует долгих лет практики. Надо заметить, что формула «обыкновенное сознание — вот Дао» встречается уже в записях бесед Ма-цзу, учителя Наньцюаня.

(обратно)

58

Традиция махаянистского буддизма различает в истории учения Будды три стадии, последняя из которых, продолжающаяся поныне, именуется эрой «конца закона» (мо фа) и характеризуется прогрессирующим упадком дела Будды.

(обратно)

59

Специальный флаг был одной из принадлежностей буддийского проповедника в древней Индии. Обычно его вывешивали у ворот монашеской обители.

(обратно)

60

Имеется в виду собрание учеников Будды, на котором тот объявил своим преемником Махакашьяпу.

(обратно)

61

Специальная чаша и тога были знаками патриаршего достоинства в ранней истории чань, от Бодхидхармы до Хуэйнэна, и передавались патриархами своим преемникам как знак «передачи истины помимо наставлений».

(обратно)

62

Распространенный в литературе чань мотив неявленного и немыслимого «изначального облика» человека, встречавшийся в четвертом гунъань сборника Умэня, имел прецеденты в китайской традиции, в частности — в древних даосских текстах. Так, один из персонажей книги древнего даосского философа Чжуан-цзы говорит, что «показал свой изначальный образ — каким я был до своего рождения». Тот же Хуэйнэн, по преданию, обратился к ученику с таким требованием: «Покажи мне свой изначальный облик, каким ты был до появления твоих родителей!»

(обратно)

63

В жизнеописании наставника Фэнъаня последний произносит эти стихи в ответ на вопрос: «Что означает состояние, когда и человек, и окружение не устраняются?» Данный вопрос навеян словами Линьцзи, так разъяснившего путь к духовному просветлению: «Иногда я устраняю человека и оставляю окружение. Иногда я устраняю окружение и оставляю человека. Иногда я устраняю и человека, и окружение. И, наконец, иногда я оставляю на месте и человека, и окружение».

(обратно)

64

Самадхи — состояние духовной сосредоточенности и вместе с тем освобожденности, являющееся целью буддийской медитации.

(обратно)

65

Четыре тезиса — принятые в махаянистской доктрине четыре основные отрицательные суждения, которые разворачиваются в 96 отрицаний.

(обратно)

66

Следует учесть, что Ма-цзу, учителю Наньцюаня, принадлежали высказывания: «Это сознание и есть Будда», «Обыкновенное сознание — вот Дао». Более пространная версия данного сюжета помещена в «Скрижалях Лазурной скалы», где она сопровождается следующими стихами:

Патриархи и Будды ничего не принесли людям,
Монахи древние и нынешние бегут наравне.
В ясном зеркале все образы различаются,
Каждый смотрит на юг, а видит Полярную звезду.

(обратно)

67

Алмазная сутра—один из основополагающих трактатов буддизма махаяны.

(обратно)

68

Утайгиань — одна из священных гор китайского буддизма.

(обратно)

69

Данный сюжет помещен в нескольких классических собраниях гунъань. Для сравнения приведем стихи, которыми он сопровождается в «Скрижалях Лазурной скалы»:

Колесо истины никогда не вращалось,
А если бы повернулось, непременно пошло бы двумя путями.
Ясное зеркало вдруг появляется на подставке,
И возникает различие между уродством и красотой.
Когда уродство и красота разделены,
Собираются облака заблуждений.
Откуда быть пыли на вратах сострадания?
Помысли о лошади, видящей тень кнута:
Она пройдет за ветром тысячу ли
И с первого окрика возвратится назад.
Когда ж она вернется, щелкни пальцами трижды.

(обратно)

70

Данное высказывание можно прочитать и следующим образом: «Нет сознания — нет Будды». В любом случае оно является как бы негативным слепком другой известной формулы Ма-цзу: «Это сознание и есть Будда».

(обратно)

71

Здесь имеется в виду легенда о девушке но имени Цинню, чья душа отделилась от тела, стала жить самостоятельной жизнью, вышла замуж и т. д., в то время как сама Цинню лежала без чувств в постели.

(обратно)

72

Данное высказывание, вероятно, имеет своим истоком сходную индийскую притчу о слоне.

(обратно)

73

Известно приписываемое Чжан Чжо стихотворное изречение: «Сиятельная пустота озаряет целый мир. Мудрецы и невежды единую правду хранят».

Сюцай — низшее ученое звание в старом Китае.

(обратно)

74

По преданию, Бодхидхарма, придя в монастырь Шаолинь, целыми днями сидел в медитации перед стеной. Однажды в снежную ночь монах Хуэйкэ молил Бодхидарму открыть ему истину, но тот не отвечал. Тогда Хуэйкэ в знак своей преданности учителю отсек себе левую руку.

(обратно)

75

Имеется в виду одна из четырех заповедей чань, гласящих: «Не воздвигать слова», «Передавать истину вне поучений», «Прямо указывать на человеческое сердце», «Прозревать свою природу и становиться Буддой».

(обратно)

76

Бодхисаттва Неведения (Ванмин пуса) — бодхисаттва нижнего ранга, принадлежащий миру неведения (авидьи).

(обратно)

77

Словом «игра» в данном случае переведен термин «фэн-лю» (букв.: «ветер и поток»), который обозначает в литературе средневекового Китая состояние раскованности и свободы духа, постигаемое в чистом динамизме бытия.

(обратно)

78

Здесь цитируются слова наставника чань Цзыцзюэ.

(обратно)

79

Десять пределов света включают в себя восемь направлений компаса, надир и зенит. Данный гунъань — еще одно напоминание о том, что реальность в чань пребывает по ту сторону интеллектуально постигаемого единства формы форм.

(обратно)

80

В чань-буддизме было принято описывать продвижение к истине в категориях трех «преград» или «застав» (гуань). В литературе чань существует до десятка вариаций этой темы.

(обратно)

81

Имеются в виду различаемые в индийской мысли четыре элемента мироздания: земля, вода, огонь, ветер.

(обратно)

82

Тридцать третье небо — высшее небо в буддийской мифологии. Его правителем считалось божество Диши.

(обратно)

83

«Великим изобилием» названо в древнекитайском каноне «Книга Перемен» число 49.

(обратно)

84

Здесь содержится намек на проповедь Будды, которая сопровождалась сошествием света с небес и содроганием земли.

(обратно)

85

Имеется в виду «Лотосовая сутра», одна из популярнейших сутр китайских буддистов.

(обратно)

86

Фэнгань, или Тяныпай Фэнгань — чаньский наставник эпохи Тан, обитавший на горе Тяньтай и снискавший репутацию «премудрого безумца».

(обратно)

87

В Китае было принято выделять особо значимые иероглифы в тексте, проставляя рядом с ними маленькие кружки.

(обратно)

88

Недвойственность нирваны и сансары, просветления и заблуждения является главной темой «Сутры, поведанной Вималакирти». Обратившись к разным бодхисатт-вам с вопросом о том, как войти во врата недвойственности, Вималакирти сам отвечает на него «великим молчанием».

(обратно)

89

То есть если два человека спорят, только третий может разрешить их спор.

(обратно)

90

Подношение цветов — широко известный обряд в буддизме, символизирующий распространение благодати Будды.

(обратно)

91

Имеется в виду блаженная страна, о которой рассказывается в классической литературной утопии Китая — «Балладе о Персиковом источнике» поэта Тао Юаньмина.

(обратно)

92

В старом Китае деньги хранили в специальных бамбуковых пеналах, запечатанных с одного конца.

(обратно)

93

Первое высказывание в литературных произведениях Китая, тем более классических, всегда имело особенное значение. Оно играло роль — прибегая к музыкальной терминологии — своеобразной увертюры, в которой должны прозвучать основные темы традиционного наследия. Так, в данном афоризме Хун Цзычэна праведный Путь человеческой жизни фактически определяется как длящееся отсутствие и символическая глубина образов, сообщающая о «Великом Предке» каждого из нас, который опознается как «тело после тела» (так буквально сказано в оригинале) и «вещь за пределами вещей». Тут же указывается, что постижение Пути равнозначно «сохранению», «схоронению» изначально-неопределенной цельности бытия и что оно даруется не безличным, объективированным знанием, а максимально чутким отношением — следовательно, отношением одновременно волевым и вольным — к миру. Одним словом, китайский автор идет от априорной полноты понимания, открываемой доверительным вниманием к доопытной и домыслимой «подлинности» бытия. Поэтому отмеченная выше смысловая универсальность первого афоризма кажется не просто дидактическим примером, но и внутренней потребностью творчества. Здесь афоризм приобретает права высказывания, призванного возвращать к неизреченной первичной правде человека и предлагающего своего рода обратное, возвратное движение мысли: то, что сказано прежде всего, должно быть понято в последнюю очередь (ведь и сама традиция опознается как нечто «уже бывшее» лишь потому, что подразумевает открытие бесконечного поля опыта). Подобное, так сказать, инверсивное изложение воспроизводит круговорот Пути, в котором свершение есть «возвращение», или «перевертывание» (фанъ, дянь-дао). В перспективе этого вечного (невозвращения самое близкое предстает самым далеким и наоборот. Реальность раскрывается здесь как абсолютное Присутствие, лишенная протяженности символическая дистанция. В переводе М. Вилетг-Эмери представленная в данном высказывании оппозиция сводится к противопоставлению «времени безмолвия» (?) и «отсутствию одиночества».

(обратно)

94

Выражение «механический ум» восходит к Чжуан-цзы, который утверждал, что у тех, кто пользуется машинами, ум становится механическим. Подчеркнем, что корнем зла для Чжуан-цзы являются не механизмы сами по себе, а механически мыслящие люди. Более того, в китайской традиции вообще не проводилось различия между механическим и органическим. Тот же термин «механизм» (цзи) употреблялся для обозначения импульса жизненного роста. Говоря о пороках «механического сознания», Чжуан-цзы на редкость прозорливо для древнего философа разглядел опасности подчинения человеческого духа субъективной интенциональности, что ведет к строгой фиксированности отношений человека в мире и, как следствие, к обессмысливанию бытия, к индифферентности и отвращению человека к им же созданному предметному миру. Заметим, что китайская традиционная мысль вообще не отождествляла сознание с его содержанием — интеллектуальным или чувственным.

(обратно)

95

Тема сокровенности талантов благородного мужа занимает видное место уже в наследии Конфуция. Последний сам сравнивал свой талант с прекрасной яшмой, хранящейся в шкатулке.

(обратно)

96

Термин ци обозначал всеобщую энергетическую субстанцию мира, иногда уподобляемую эфиру или пневме. В Китае ци считалась субстратом всех вещей, но вместе с тем пустотой, объемлющей все сущее, а также истоком и внутренней формой жизни. Здесь содержится намек на изречение, приписываемое Конфуцию: «Хорошее лекарство горько на вкус, но излечивает болезнь. Искренние речи неприятны для слуха, но исцеляют поведение».

(обратно)

97

Имеется в виду ядовитый отвар, который в древнем Китае якобы приготавливали из перьев мифической птицы чжэнь.

(обратно)

98

Радость (лэ) — традиционная, еще Конфуцием и древними даосами возвещенная спутница мудрости в китайской культуре. В конфуцианстве радость идеального человека проистекает из осознания им своей безупречной, встроенной в общественный и природный порядок, деятельной причастности к мировой гармонии. Итог радости даосского мудреца — переживание полноты бытийствования, предшествующее рациональному пониманию и равнозначное незаинтересованному, истинно царственному наслаждению чистой игры. И в конфуцианстве, и в даосизме радость мудрого удостоверяет бесконечность человека, сокрытую в его конечности.

(обратно)

99

Термин дань обычно переводится на русский язык словами «безвкусный», «пресный». В китайской традиции он указывает на состояние отсутствия качеств, неизменной «срединности», которые делают возможным всякую сущность, предваряют все сущее. Еще в «Дао-Дэ-цзине» Лао-цзы «пресно-безвкусная» реальность отождествляется с Великим Путем.

(обратно)

100

Если говорить точнее, имеется в виду космическая энергия ци, некая квазиматериальная субстанция, иногда уподобляемая эфиру или пневме. В Китае ци считалась субстратом всех вещей, но вместе с тем пустотой, объемлющей все сущее, и энергией самой жизни.

(обратно)

101

Выражение «сидеть в одиночестве и созерцать сердце» может обозначать медитацию. Последняя, впрочем, в минскую эпоху далеко не всегда проводилась по каким-либо техническим правилам.

(обратно)

102

В оригинале говорится о «великой пружине», или «великой движущей силе» (да цзи). Термин «цзи», введенный в китайскую традицию Чжуан-цзы, часто употребляется в афоризмах Хун Цзычэна и выступает одним из обозначений реальности Дао. В этом качестве он стоит в одном ряду с понятиями «подлинность», «небо», «метаморфоза», «внутреннее», «полнота природы» и др. Отсюда широко употребительные в даосских текстах словосочетания: «подлинная движущая сила» (чжэнь цзи), «сокровенная движущая сила» (сюань цзи), «небесная движущая сила» (гпянь цзи) и т. д. Знак «цзи» имеет также значение «пружина», «механизм», и его превращение в философское понятие отобразило нежелание традиционной китайской мысли различать между организмической целостностью и механистической слаженностью. В философии Дао «движущая сила небес» — это бытийственная полнота сущего, предоставляющая каждой вещи место быть тем, что она есть. В западной философии ее аналогами до некоторой степени являются понятия энтелехии в метафизике Аристотеля или «внутренней формы» в символической философии Э. Кассирера.

(обратно)

103

Имеются в виду высокопоставленные чиновники.

(обратно)

104

Таково одно из главных, с древности известных, правил жизненной стратегии китайцев. См., в частности, гл. IХ «Дао-Дэ цзина».

(обратно)

105

В оригинале букв.: «взращивать внутреннее совершенство» (дэ). Совет «бережливостью взращивать внутреннее совершенство» содержится в наставлениях сыновьям знаменитого полководца древности Чжугэ Ляна.

(обратно)

106

Творец всего сущего — идущее от Чжуан-цзы метафорическое наименование предельной реальности, то есть Пути. Следует подчеркнуть, что Великий Путь в даосизме превосходит личностный абсолют. Дао в китайской мысли воплощает предел уступчивости и поэтому «сам себе не принадлежит».

(обратно)

107

Наставление не стремиться к «полноте свершений» содержится в даосском каноне «Дао-Дэ цзин».

(обратно)

108

«Регулирование дыхания», «созерцание сердца» — названия распространенных форм йогической практики в даосизме и буддизме.

(обратно)

109

Мертвый пепел и высохшее дерево — традиционное в Китае обозначение душевного состояния подвижника, который, говоря языком даосов, «сам себя похоронил». Эти образы употреблялись также для обозначения творческого наития художника. В китайскую традицию они перешли из сочинений Чжуан-цзы.

(обратно)

110

Парящие в облаках коршуны и снующие в воде рыбы — аллегория жизненной свободы, восходящая к древнему канону «Книга Песен».

(обратно)

111

В китайской традиции просветленное сознание есть само воплощение предельной реальности, или Великого Пути. Оно покойно, проникнуто светом, пустотно и все вмещает в себе, как само небо; оно прозрачно, податливо и чисто, как недвижная вода. Эта бесконечная пустота как бы преломляется в бесчисленное множество жизненных превращений и не существует вне них. Мудрый не пытается переделать мир, он предоставляет всему свободу быть и, следовательно, свободу жизненных превращений.

(обратно)

112

В старину китайцы верили, что некоторые насекомые рождаются из нечистот, а гнилушка способна превратиться в светлячка.

(обратно)

113

Совет «хранить покой» восходит к главе XVI «Дао-Дэ цзина». Отметим, что «сохранение» изначальной органической цельности, которая дается в телесной интуиции (вспомним также даосский идеал «схоронения себя»), неизменно противопоставляется в даосских текстах объективному, предметному «знанию».

(обратно)

114

Выражением «праведная жизнь» передано здесь слово сочетание дао-дэ (букв, «праведный путь и совершенство»), которое в современном китайском языке обозначает мораль, нравственность. «Человечность» и «долг» — две главные добродетели в конфуцианстве. В целом данное высказывание выдержано в духе даосской критики этического формализма, свойственного конфуцианству.

(обратно)

115

Букв.: «оставь другим третью часть».

(обратно)

116

В традиционной китайской науке, исходившей из идеи органического, жизненного единства человека и мира, жизнь рассматривалась как гармонически организованное скопление ци, а смерть — как рассеивание жизненной энергии в «плавильном котле» мирового круговорота.

(обратно)

117

Данное изречение отчасти напоминает высказывание известного конфуцианского философа Ван Янмина (начало XVI в.), гласящее: «Рассеять разбойников, прячущихся в горах, легко. Рассеять разбойников, скрывающихся в сердце, трудно».

(обратно)

118

В данном афоризме отобразилась традиционная даосская идея неразличения свободы желания и отсутствия желаний — одно из преломлений даосской темы «утонченного совпадения» противоположностей в бытии Дао. Даосский мудрец «сводит на нет желания», но в то же время, говоря словами Чжуан-цзы, «дает претвориться одухотворенному желанию». Таким образом, в жизненном идеале даосов чистое желание, не направленное на объекты, смыкается с освобожденностью сознания от страстей, подобно тому, как невозмутимый покой гносиса совпадает с конкретностью предметной практики. Как заметил по поводу даосской традиции К. Юнг, «китайцы не имеют импульса к насильственному подавлению инстинктов, который истерически раздувает и отравляет нашу духовность. Человек, живущий инстинктами, способен освободиться от них и притом так же естественно, как жил ими».

(обратно)

119

Букв.: «обладаю человечностью».

(обратно)

120

Здесь в несколько измененном виде воспроизводятся слова древнего конфуцианского философа Мэн-цзы (IV–III вв. до н. э.).

(обратно)

121

В древней «Книге Перемен» есть упоминание о баране, который вонзил свои рога в плетень и потому не может ни двинуться вперед, ни отступить.

(обратно)

122

Имеется в виду, в сущности, постижение «подлинности» жизни, превосходящее все доктрины и формальные определения, которое в эпоху Хун Цзычэна было осознано как жизненный идеал традиции.

(обратно)

123

Ли — китайская мера длины, равная примерно 600 м.

(обратно)

124

Согласно представлениям традиционной китайской медицины о связях между органами чувств и внутренними органами, в человеческом организме глаза соотносятся с печенью, а уши — с почками.

(обратно)

125

Здесь развивается традиционная для конфуцианства тема моральной самооценки и, как следствие, полной внутренней самодостаточности «мужа, преданного учению». Еще в древности она породила известный принцип: «Не обманывать в темноте».

(обратно)

126

Цитируемые слова принадлежат ученому II в. до н. э. Ли Сы.

(обратно)

127

«Полнота подлинности» (цюанъ чжэнь) — традиционный идеал духовного совершенства в даосизме. Это словосочетание дало название самой распространенной даосской секте СеверногоКитая — Цюанъчжэнь цзяо.

(обратно)

128

В тексте сказано буквально «выставлять перед глазами цветы», то есть, по-русски, «втирать очки».

(обратно)

129

В китайской традиции апология пустоты и незавершенности восходит к «Дао-Дэ цзину».

(обратно)

130

Тыква-горлянка — восходящий к даосской традиции символ всеобъятно-пустотной реальности Дао и жизненной мудрости. Она слыла традиционным атрибутом бедного ученого, живущего уединенной и скромной жизнью.

(обратно)

131

Еще одна попытка объяснить соотношение обыденного и просветленного сознания, которое уподоблялось (в даосской мысли) отношению зеркала к отражаемым в нем вещам. Просветленное сознание, согласно традиционной мысли Китая, — это не сущность, не опыт, не идея, не факт, но и не ничто. Его природа воплощена в самом потоке образов, возникающих в абсолютном пространстве воображения — этой пустотной среды выявления всего сущего.

(обратно)

132

Данная фраза представляет собой несколько видоизмененную цитату из древнего сочинения «Домашние поучения Конфуция».

(обратно)

133

Байгиа — литературный псевдоним известного конфуцианского ученого Чэнь Сяньчжана (1428–1499).

(обратно)

134

Имеется в виду как бы постоянно бодрствующее состояние сознания, которое достигается познанием предельности всякого опыта и потому позволяет человеку всегда помнить о своем состоянии и вместе с тем быть доверительно открытым «полноте бытия», освобождаясь таким образом от пут страстей.

(обратно)

135

Имеется в виду центральная, не предназначенная для жилья комната в китайском доме, где стоял семейный алтарь и принимали гостей.

(обратно)

136

Сравнение сознания мудреца с зеркалом традиционно для китайской мысли и восходит к Чжуан-цзы, который говорил: «Сознание мудреца подобно зеркалу: оно не влечется за вещами и не стремится им навстречу, отражает — и не удерживает их». Метафора зеркала, как уже отмечалось выше, иллюстрирует идею недвойственности просветленного и обыденного сознания, которые не имеют между собой ничего общего, но и не отличаются друг от друга.

(обратно)

137

«Не обманывать в темноте», то есть не совершать обман даже в тех случаях, когда его никто не заметит, — один из традиционных девизов китайской морали. Как таковой он вошел в китайскую традицию в течение первых столетий н. э. и дал жизнь ряду назидательных анекдотов. Рассказывают, например, что чиновник Жуань Чан ши, живший в V веке, однажды отправился в ночной дозор в домашних туфлях и наутро сам же настоял на том, чтобы его строго наказали за нарушение приличий. Впрочем, еще в I веке ученый Чжан Чжань, по преданию, бдительно следил за выверенностью каждого своего жеста, даже находясь один в темной комнате. Однако действительным истоком этой поговорки явился, по-видимому, древний обычай, по которому глава семьи приносил жертвы предкам один в затемненной комнате. В такие минуты, даже будучи недосягаем для посторонних взоров, он должен был держаться тем более почтительно перед лицом невидимых духов.

(обратно)

138

В оригинале говорится буквально о «пробуждении», или «осознании» (цзюэ), которое китайские комментаторы единодушно отождествляют с духовным «просветлением» чань-буддизма. М. Вилетт-Эмери, вольно или невольно делая уступку западному интеллектуализму, передает эту строку словосочетаниями: «рождение мысли, овладение сознанием».

(обратно)

139

В тексте употреблен термин гуань шоу, родственный чаньскому понятию «заставы» {гуань). Термин гуань шоу часто употребляется в текстах позднего Средневековья, где он обозначает некое затруднительное положение, духовное испытание, удостоверяющее подлинность постижения истины.

(обратно)

140

Небесная природа, по китайским представлениям, — подлинная природа каждого существа, равнозначная полноте бытийствования всего сущего. Современный публикатор книги Хун Цзычэна У Цзягоу комментирует это изречение популярными строками из стихотворения древнего поэта Ван Цзи: «Когда стрекочут цикады, в лесу еще тише. Когда поют птицы, гора еще покойнее».

(обратно)

141

В оригинале употреблен термин дэ, который здесь чаще всего переводится как «внутреннее совершенство», иногда — «добродетель».

(обратно)

142

В данной фразе содержится аллюзия на легенду о древнем философе Цзоу Яне. Преданно служивший своему государю Цзоу Янь однажды был брошен в тюрьму по клеветническому доносу, и тогда с возмущенных небес вдруг посыпался снег, хотя дело было в начале лета.

(обратно)

143

Аллюзия на легенду о жене некоего древнего полководца, погибшего в сражении. Вдова десять лет безутешно рыдала над телом мужа, и тогда крепостная стена будто бы сама собой рухнула.

(обратно)

144

Суждение о «теле, полученном взаймы», восходит к Чжуан-цзы, как и следующий далее призыв искать опору не в отдельных вещах, а в тотальности бытия. Следует помнить, что тезис о «единотелесности» бытия в традиционной китайской мысли сопряжен с признанием множественности перспектив созерцания и их полной равноценности. Эта единотелесность дана лишь как ускользающая пустотность предела всех «жизненных миров», зияние перспективы всех перспектив. Тело Дао — поистине пусто-телое.

(обратно)

145

Как только что было сказано, выражение «одно тело», «единотелесность» (и ти) служило в китайской мысли традиционным именованием предельной реальности как «мира в целом».

(обратно)

146

Данная фраза навеяна сентенцией Лао-цзы: «Великое искусство подобно неумению».

(обратно)

147

М. Вилетт-Эмери в этом месте неправомерно объединяет два вопроса в один: «Кто сознает, что мы поступаем нехорошо?»

(обратно)

148

Истинный Господин — идущее от Чжуан-цзы определение бодрствующего, просветленного сознания — сознания, открывшегося своей открытости бытию.

(обратно)

149

В оригинале говорится об «импульсе», или «источнике движения мировой энергии», «движущей силе мировой пневмы» (ци цзи).

(обратно)

150

Великая Пустота (тай сюй) — традиционное наименование самоскрывающегося зияния бытия, которое предоставляет всему место быть и, вмещая в себя все перспективы созерцания, воплощает собой полноту бытийствования.

(обратно)

151

У М. Вилетг-Эвери: «Политика, вдохновленная Небом. Этот вариант не соответствует ни общему смыслу изречения, ни духу китайской культуры.

(обратно)

152

«Бескрайняя добродетель» (улян гундэ) — выражение из буддийской литературы.

(обратно)

153

В некоторых изданиях книги Хун Цзычэна последняя фраза выделена в отдельное изречение.

(обратно)

154

М. Вилетт-Эмери предпочитает говорить не просто о знании (как, собственно, и значится в оригинале), а о «силе суждения», что в очередной раз придает китайскому суждению неоправданный интеллектуальный крен. У Цзяогоу поясняет этот знак словосочетанием «видеть-знать», что можно перевести как «понимание».

(обратно)

155

Данный образ восходит к Чжуан-цзы, уподоблявшему бытие «флейте с десятью тысячами отверстий». Заметим, что Чжуан-цзы намекал на полную преемственность между пустотой полой трубки, именуемой флейтой, пустотой мировой пещеры, каковой считалась Земля во многих архаических традициях, в том числе в Китае, и, наконец, Великой Пустотой Дао. Так, согласно даосскому философу, флейта и другие творения рук человеческих выявляют или, лучше сказать, устанавливают присутствие нерукотворной пустоты Хаоса. Другими словами, техническая деятельность человека, по представлениям даосов, призвана оберегать зияние «небесной пустоты», равнозначной «полноте природы».

Притча Чжуан-цзы о «флейте Человека» и «флейте Неба» — еще одно напоминание о том, что предметная практика человека становится возможной благодаря абсолютной дистанции пустоты как «небесного простора» и не отличается от бытия Хаоса.

(обратно)

156

Хаос, предстающий бесконечным богатством разнообразия мира, но всегда тождественный себе, — традиционный образ реальности в даосизме. По определению американского философа В. Холла, даосский Хаос являет собой, скорее, неопределенное множество порядков.

(обратно)

157

«Пролить свет на себя самого» — традиционная формула, заимствованная из литературы чань-буддизма. Речь идет о том, чтобы «осветить светом высшей мудрости свое индивидуальное сознание».

(обратно)

158

Белый снег — название песни древнего царства Чу, которая традиционно считалась одним из лучших образцов изящной словесности.

(обратно)

159

Дома с красными воротами имели в старом Китае высокопоставленные чиновники.

(обратно)

160

«Колесница, не поворачивающая вспять», — принятый в буддийской литературе образ религиозного подвижничества.

(обратно)

161

«Вечно сияющий светильник» — еще один распространенный в буддийской литературе образ просветленного сознания.

(обратно)

162

Высокая шапка и широкий пояс — традиционные метонимические наименования знатного ранга.

(обратно)

163

Цитата из стихотворения известного ученого и поэта XI века Су Дунпо.

(обратно)

164

В оригинале букв.: «источник животворения жизни». Выражение «животворение живого» (шэн шэн) восходит к «Книге Перемен» и, по мнению древнего комментатора Кун Инда, означает «непрерывность круговращения Инь и Ян, благодаря чему живущие позже наследуют живущим ранее».

(обратно)

165

Уподобление Великого Пути мироздания плавильному котлу, в котором все сущее переплавляется, непрерывно приобретая новые формы, принадлежит древнему даосскому философу Чжуан-цзы. В данной фразе речь идет о традиционном для китайской культуры идеале соучастия творческому потоку перемен, дарующего способность преображать мир силой сокрытого нравственного воздействия. Напомним, что китайское понятие добродетели (дэ) предполагает причастность к творческой мощи бытия.

(обратно)

166

Истинный господин — метафорическое наименование просветленного духа. Выражение восходит к Чжуан-цзы.

(обратно)

167

Букв.: «возыметь сердце, охватывающее Небо и Землю». Перевод М. Вилетт-Эмери: «водворить нравственное чувство в мироздании».

(обратно)

168

Цзюнъ — китайская мера веса, равная приблизительно 18 кг.

(обратно)

169

Мотив «благотворной болезни» — даосского происхождения. Он занимает достойное место в ряду вызывающе-парадоксальных образов и тем «безумных речей» Чжуан-цзы. В сочинениях древнедаосского философа болезнь выступает метафорой «особливости» даосского мудреца, его готовности и способности к самотрансформации, его открытости потоку перемен (в этом качестве болезнь оказывается синонимом сна).

(обратно)

170

В оригинале речь идет о конфуцианском моральном идеале «человечности», или «гуманности» (жэнь).

(обратно)

171

Данный образ восходит к Чжуан-цзы. О смысле его лучше сказать словами самого Чжуан-цзы: «Вершей пользуются для ловли рыбы. Поймав рыбу, отбрасывают вершу. Силками пользуются для ловли зайца. Поймав зайца, забывают про силки. Словами пользуются для выражения смысла. Постигнув смысл, забывают слова. Где же найти мне забывшего слова человека, чтобы перекинуться с ним словом?» У Чжуан-цзы речь идет, в сущности, о восприятии слова во всей полноте его смысловых потенций, превосходящей любое его условное значение.

(обратно)

172

Выражение «кара Неба» принадлежит Чжуан-цзы, у которого оно относится, по-видимому, к предметной практике человека, выделяющей его из животного мира. В данном случае понятие «небесной кары» выступает синонимом ослепленности людей, которые «не веда ют, что творят».

(обратно)

173

Цитата из приписываемого Конфуцию толкования на древний канон «Книга Перемен».

(обратно)

174

Сюцай — обладатель низшего ученого звания в старом Китае. Считалось, что он еще не закончил своего образования.

(обратно)

175

Сосна и кипарис — традиционные в Китае аллегории душевной стойкости благородного мужа.

(обратно)

176

В этом суждении содержится аллюзия на строку стихотворения ученого XI века Чэн И.

(обратно)

177

В тексте букв.: «полнота подлинности» (цюанъ чжэнь). Так традиционно обозначался жизненный идеал даосизма.

(обратно)

178

Китайские комментаторы находят в данном изречении почти дословное повторение строк поэта сунской эпохи Вэнь Линя: «Деревья опали, высохли воды, голы тысячи скал. //В этом я вдруг прозреваю доподлинное естество».

(обратно)

179

Искусство создания карликовых садов пользовалось огромной популярностью в средневековом Китае и стало одним из высших воплощений традиционных принципов китайской эстетики.

(обратно)

180

Простейшее объяснение этого образа состоит в том, чтобы отождествить наш обыденный опыт со сном (популярный мотив в китайской литературе). В таком случае наши желания и мечты окажутся не чем иным, как «снами во сне». Уподобление духовного просветления «великому пробуждению от великого сна» введено в китайскую традицию Чжуан-цзы. Отметим, что опыт просветления не устраняет обыденный опыт, так что «великое пробуждение» в известном смысле означает пробуждение ко сну. Отсюда свойственная китайской мысли апология «обыкновенного сознания» как вершины духовной просветленности.

(обратно)

181

Букв.: «тело вне тела». Само выражение (встречающееся уже в начальном изречении книги) взято из буддийской литературы, где «тело вне тела» обозначает нирвану.

(обратно)

182

Здесь содержится намек на традиционный в китайской мысли и развитый в особенности чань-буддизмом принцип передачи истины «от сердца к сердцу», вне слов. В чаньской традиции имеются предания о наставниках, которые пережили просветление, созерцая лунный свет или слушая шорох бамбука. В свете этого принципа видимые образы трактовались как мертвые, отчужденные «следы» реальности, что отчасти объясняет пристрастие китайцев к букве текста, к формалистике архивистского знания.

(обратно)

183

Образ «цитры без струн» встречается в жизнеописании древнего поэта Тао Юаньмина, где сказано, что Тао Юаньмин «мечтал о цитре без струн».

(обратно)

184

Каменные палаты и Киноварная гора — обители бессмертных небожителей в даосизме, даосский «рай».

(обратно)

185

Пять озер—пять крупнейших озер Китая, здесь: весь мир.

(обратно)

186

Выражение «предвечный импульс» (цянь цзи) хорошо определяет природу символической реальности Великого Пути, который предваряет, предвосхищает все сущее.

(обратно)

187

Прах, рожденный от праха, — одно из названий живых существ, принятое в буддийской литературе.

(обратно)

188

Тень, отбрасываемая тенью — популярный в китайской литературе образ славы и богатства.

(обратно)

189

Сравнение борьбы правителей государств за господство над миром с войнами между царствами, расположенными на рожках улитки, принадлежит Чжуан-цзы.

(обратно)

190

«Упрямое пристрастие к пустоте» осуждается в буддийской литературе как один из самых распространенных пороков медитативной практики. «Тело как высохшее дерево, сердце как остывший пепел» — метафорическое обозначение медитативного состояния, восходящее к книге Чжуан-цзы, где оно имеет положительный смысл.

(обратно)

191

Совет «смотреть на славу и богатство, добытые нечестным путем, как на плывущие облака» содержится уже в высказываниях Конфуция.

(обратно)

192

Сравнение мудрого с «одиноким трезвенником» в обществе пьяных содержится в «Чуских строфах», по традиции приписываемых древнему поэту Цюй Юаню.

(обратно)

193

Одним из важных следствий философии пустоты и предельности в китайской мысли является представление о прерывности («помраченности») просветленного сознания и восприятие жизни не столько как данности, сколько как среды опыта, бесконечно сложной сети отношений между вещами. Бытие в таком случае оказывалось неисчерпаемой конкретностью и чистой качественностью, определявшихся положением в пространственно-временном континууме. Соответственно, взаимопревращение вещей приравнивалось к смене перспективы созерцания и в китайской традиции имело статус не пустой фантазии, а принципа научного знания. Средневековый китайский ученый охотно согласился бы с таким представителем европейской герметической традиции, как Парацельс, который утверждал, что «мысль можно передать с одного берега океана на другой, а работу, требующую месяца труда, можно сделать за день». В традиционных китайских представлениях о пространстве и времени чрезвычайно рельефно отобразилась органическая связь науки и искусства, рефлексии и творческого изображения в старом Китае.

(обратно)

194

Здесь цитируется ХIII изречение «Дао-Дэ цзина».

(обратно)

195

Небывалый учитель — герой одного из произведений древнего поэта Сыма Сянжу.

(обратно)

196

По преданию, однажды поэту Тао Юаньмину в день осеннего праздника принес вино юноша в белых одеждах.

(обратно)

197

«Чертоги радости и довольства» — название дома ученого XI века Шао Юна, где собирались многие прославленные ученые и литераторы.

(обратно)

198

Этот образ (уже встречавшийся выше) заимствован из древних толкований на «Книгу Перемен».

(обратно)

199

Гун и хоу — высокие титулы в старом Китае.

(обратно)

200

Этот образ, весьма популярный в китайской словесности, восходит к стихотворению поэта V века Се Миньюня.

(обратно)

201

«Сокровенное» (сюань) — одно из традиционных наименований реальности Дао. Оно указывает на природу Великой Пустоты Дао как самосокрытия, ведущего к очевидности.

(обратно)

202

Зеркало, висящее в небе, — луна.

(обратно)

203

Цитируется одна из популярнейших сентенций в литературе чань-буддизма.

(обратно)

204

В тексте употреблен знак цзи, переводимый в других местах как «импульс» или «исток» мировых превращений.

(обратно)

205

Заоблачная страна—образное наименование обители блаженных небожителей. Упоминание о «лае собак и крике петухов» является аллюзией на традиционную картину сельской идиллии в древнекитайской литературе.

(обратно)

206

Гатха (кит. цзи) — принятое в традиции чань-буддизма дидактическое стихотворное произведение из четырех строк.

(обратно)

207

В данной фразе содержатся аллюзии на такого рода случаи, описанные в древней литературе.

(обратно)

208

Слова о превращении каменного тигра в морскую чайку, возможно, намекают на некоторые обстоятельства жизни Ши Ху, одного из правителей Китая в VI веке. Ши Ху прославился своей жестокостью, но под влиянием буддийского проповедника Фотугэна его нрав смягчился.

(обратно)

209

«Книга Перемен» — древняя гадательная книга, глубоко почитавшаяся как даосами, так и конфуцианцами.

(обратно)

210

Киноварь являлась важнейшим компонентом эликсира бессмертия в даосской алхимии, материальным прообразом «чистого Ян».

(обратно)

211

Имеется в виду древний музыкальный инструмент, представлявший собой ряд каменных пластин, подвешенных к специальной подставке. В старом Китае его звучание считалось прообразом вселенской гармонии.

(обратно)

212

Цитируется в слегка измененном виде строка стихотворения Тао Юаньмина из цикла «За вином».

(обратно)

213

Яофу — второе имя ученого сунской эпохи Шао Юна (1011–1077). Цитируемые здесь слова Шао Юна как нельзя лучше обнажают контраст между характерной для европейской традиции идеалистической догмой сознания, каким-то образом реально продолжающегося во времени, и китайской концепцией «самопомрачающегося», внутренне неоднородного, внесубъективного и потому сводящегося к межличностным отношениям сознания.

(обратно)

214

«Взаимное забытье себя и мира» — идущий от Чжуан-цзы традиционный жизненный идеал даосизма как «чудесной встречи» отсутствующего с отсутствующим.

(обратно)

215

Цитируется изречение чаньского наставника эпохи Тан Чжисюаня.

(обратно)

216

Цитируется строка из стихотворения Шао Юна.

(обратно)

217

Имеется в виду столица династии Западная Цзинь город Лоян, захваченный и разграбленный кочевниками в 311 году. Короткое царствование этой династии было отмечено необыкновенной роскошью дворцовой жизни.

(обратно)

218

В северном предместье древнего Лояна находились кладбища для высокопоставленных особ.

(обратно)

219

В данной фразе содержатся аллюзии на два эпизода древней истории Китая. В первом случае имеется в виду сражение между армиями царств Янь и Ци, в ходе которого предводитель циского войска приказал пустить против неприятеля тысячу быков, привязав к их хвостам горящие факелы. Во втором случае подразумевается послание правителя южнокитайского царства Чу, который обратился к вторгшейся в пределы Чу армии северокитайских государств с такими словами: «Вы обитаете у северного моря, мы живем у южного моря, у наших коней и быков не хватит сил, чтобы добежать друг до друга. Зачем же вы вторглись в наши владения?»

(обратно)

220

Данная фраза отсылает к суждению Чжуан-цзы, уподоблявшего жизнь людей в миру положению рыб, которые выброшены на берег и, чтобы выжить, прижимаются друг к другу, а пребывание в Дао — положению рыб, которые вольно резвятся в воде, забывая друг о друге.

(обратно)

221

Возможно, здесь имеется в виду принесенное буддизмом представление о жизненном подвижничестве как мудрости «переплытия на другой берег»

(обратно)

222

«Внезапное просветление» (дунь у, яп. сатори) являлось целью и оправданием подвижничества в традиции чань-буддизма. Это просветление означало, собственно, самораскрытие подлинной самости человеческого существования.

(обратно)

223

Балинцяо — мост на восточной окраине Чаньаня, место расставаний, воспетое многими поэтами средневекового Китая.

(обратно)

224

Цзинху — озеро в провинции Цжэцзян, издавна славившееся своей красотой.

(обратно)

225

Учитель мира — одно из прозваний Будды в буддийской литературе.

(обратно)

226

Имеются в виду слова одного из персонажей книги Чжуан-цзы, Лао-цзы, который говорил своему собеседнику: «Нынче я странствую у истока вещей. Если бы ты назвал меня быком, я звался бы быком, а если бы ты назвал меня конем, я звался бы конем».

(обратно)

227

«Вечное отсутствие», или Не-бытие (у) в даосской традиции означает в действительности бытийственную полноту всего сущего, объемлющую как явленные, так и неявленные аспекты вещей.

(обратно)

228

Судя по некоторым другим изречениям данного сборника, имеется в виду известный поэт Бо Цзюйи (772–846). Однако в сохранившихся сочинениях Бо Цзюйи этих строк нет.

(обратно)

229

В тексте говорится буквально о «бытующих среди людей истинах» (жэнъ лунь). Древний конфуцианский мыслитель Сюнь-цзы разъяснял это понятие следующим образом: «Человеческие истины существуют совместно, они имеют одинаковую цель, но выражаются по-разному, стремятся к одному и тому же, но имеют разное понимание. Такова жизнь». Слово «истина» (цин)означает в китайском языке также «чувство», то есть речь идет о некоей личной, субъективно переживаемой истине.

(обратно)

230

Чистая Земля — царство вечного блаженства в буддизме.

(обратно)

231

Цитируются строки из стихотворения Бо Цзюйи.

(обратно)

232

Имеется в виду поэт сунской эпохи Чао Бучжи (1053–1110), ученик Су Дунпо.

(обратно)

233

Здесь цитируется утопия Тао Юаньмина «Персиковый источник».

(обратно)

234

В оригинале букв.: «В сердце нет своего сердца». В первом случае слово «сердце» обозначает подлинное существо, глубинную реальность сознания, во втором — идеальную со-бытийность, или эмпирическое содержание сознания, то есть мысли и переживания. Фундаментальный тезис традиционной критики сознания в Китае гласит, что самосознание не дает очевидных свидетельств того, что оно не мистифицирует свое реальное содержание. Следствием такого подхода являлось сведение сознания к моменту самотрансформации, экстатической со-бытийности или, по-китайски, к «метаморфозе», «промежутку» и «забытью». М. Вилетт-Эмери предлагает иной вариант перевода, на мой взгляд, явно ошибочный: «Если в сердце нет ничего, кроме самого сердца, для чего вглядываться в него?»

(обратно)

235

Одна из глав книги Чжуан-цзы носит название «Как все в мире уравнивается»; она посвящена разъяснению даосского перспективизма, идеи абсолютной относительности всех «жизненных миров», что предполагало постижение всеединства бытия в его бесконечном разнообразии, неисчерпаемой конкретности. «Равенство вещей», по Чжуан-цзы, — это мир, свободный от абстрактных истин, в том числе и от принципа «равенства вещей». В нем каждая вещь «поет по своей воле», храня в себе полноту существования.

(обратно)

236

Букв.: действию «небесного импульса» (тянь цзи).

(обратно)

237

Здесь содержится намек на древний обычай в день зимнего солнцестояния класть золу на бамбуковые трубки, которые служили образцами для определения высоты музыкальных тонов. Дуновение ветра из трубки в этот день считалось первым признаком проявления силы Ян — воплощения тепла и активности.

(обратно)

238

Мотив «возвращения Поднебесной Поднебесной» восходит к Чжуан-цзы, говорившему об умении мудреца «схоронить Поднебесную в Поднебесной», что избавляет от беспокойства о возможных потерях. Данная формула Чжуан-цзы — одно из лучших выражений даосской идеи недвойственности противоположностей.

(обратно)

239

Цитата из стихотворения поэта IX в. Цао Суна.

(обратно)

240

О «цитре без струн» см. прим. 183.

(обратно)

241

Фу Си — легендарный основоположник китайской цивилизации.

(обратно)

242

Цзи Кап, Жуань Цзи — поэты и философы, предводители знаменитого кружка «семи мудрецов из бамбуковой рощи» (середина III в.), талантливые проповедники даосского идеала «естественности».

(обратно)

243

Тезис о зависимом характере всякого существования является в буддизме теоретическим основанием учения об освобождении человека от бремени бытия.

(обратно)

244

Доктрина «соответствия своему положению» (су вэй) изложена в конфуцианском трактате «Чжун юн», где сказано: «Благородный муж блюдет свое место и не смотрит по сторонам».

(обратно)

245

Три начала (сань цай): Небо, Земля, Человек.

(обратно)

246

Деление литературных произведений по четырем рубрикам (каноны, исторические сочинения, труды философов, изящная словесность) традиционно для Китая.

(обратно)

247

Тао Юаньмин — поэт V века, прославившийся своей любовью к хризантемам.

(обратно)

248

Линь Пу — поэт XI века, всю жизнь проживший в уединении среди гор.

(обратно)

249

Ван Хуэйчжи (IV в.) — сын знаменитого каллиграфа Ван Сичжи, прославившийся своей любовью к бамбуку.

(обратно)

250

Чжоу Дуньи (XI в.) — известный ученый, один из основоположников неоконфуцианства.

(обратно)

251

Имеются в виду жители блаженной страны, описанной в утопии Тао Юаньмина «Записки о Персиковом источнике»».

(обратно)

252

Дун Фэн — ученый южнокитайского царства У (III в.).

(обратно)

253

Ми Фэй — знаменитый художник XII века, поклонявшийся одному прекрасному камню.

(обратно)

254

Лу Ю — поэт XI века, большой поклонник чая и автор «Книги чая».

(обратно)

255

Имеется в виду древний поэт Цюй Юань (III в. до н. э.), который, согласно преданию, питал пристрастие к орхидее и ароматным травам.

(обратно)

256

По преданию, император древней династии Сун (V в.) Чу-цзун имел говорящего петуха, с которым любил подолгу беседовать.

(обратно)

257

Ван Сичжи (IV в.) — лучший в китайской истории каллиграф.

(обратно)

258

Бодхисаттва (кит. пуса) — буддийский святой, сострадающий всему живому.

(обратно)

259

Праздник фонарей — самая веселая часть празднования Нового года в Китае, проходившая в середине (то есть в полнолуние) первого месяца по китайскому календарю.

(обратно)

260

Праздник двойной пятерки, или Праздник драконьих лодок — главный летний праздник в Китае, отмечавшийся в 5-й день 5-го месяца.

(обратно)

261

Праздник Седьмицы — один из осенних праздников, отмечавшийся в ночь 7-го числа 7-го месяца.

(обратно)

262

Праздник середины осени — главный осенний праздник, отмечавшийся в середине 8-го месяца.

(обратно)

263

Праздник двойной девятки — последний осенний праздник, отмечавшийся 9-го числа 9-го месяца.

(обратно)

264

Дунфан Шо — сановник при дворе императора Ханьской династии У-ди (П-1 вв. до н. э.), прославившийся своим умением избегать превратности придворной карьеры и жить в свое удовольствие.

(обратно)

265

Журавль считался спутником даосских небожителей. Смысл этой поговорки таков: нельзя одновременно предаваться земным утехам и быть блаженным небожителем.

(обратно)

266

Дерево шу упоминается в книге древнего даосского философа Чжуан-цзы. Оно было таким искривленным и твердым, что не годилось ни для плотницких работ, ни на топливо, и потому смогло «сполна прожить свою жизнь».

(обратно)

267

Стебли тысячелистника с древности служили в Китае инструментом гадания.

(обратно)

268

Чайка — символ свободы.

(обратно)

269

Имеется в виду мифический зверь, который на суде безошибочно определял правого и виноватого.

(обратно)

270

Гигантская рыба кунь, упомянутая в самом начале даосского канона «Чжуан-цзы», тоже слыла символом духовной освобожденности.

(обратно)

271

Имеется в виду, что зимняя пора — это время, свободное от земледельческих работ и, следовательно, время праздности, досуга.

(обратно)

272

Здесь содержится аллюзия на знаменитый рассказ о «сне Чжуан-цзы», в котором говорится: «Однажды Чжуан Чжоу увидел себя во сне бабочкой — беспечной бабочкой, которая порхала среди цветов в свое удовольствие и знать не знала, что она — Чжуан Чжоу. Внезапно он проснулся и увидел, что он — Чжуан Чжоу. И он никак не мог понять, то ли он — Чжуан Чжоу, которому приснилось, что он — бабочка, то ли бабочка, которой приснилось, что она — Чжуан Чжоу. А ведь между Чжуан Чжоу и бабочкой должно быть различие. Вот что такое превращение вещей!» Отметим, что в существующих переводах этого сюжета, включая перевод автора этих строк, изложение необоснованно ведется от первого лица. (См.: «Чжуан-цзы». Пер. В. В. Малявина, М., 2002, С. 71).

(обратно)

273

«Счастливая мудрость» — буддийское понятие, обозначающее полноту духовного достижения.

(обратно)

274

Чжаоцзюнь — наложница императора Ханьской династии Юань-ди, которую вследствие ее необыкновенной красоты выдали замуж за предводителя племени сюнну.

(обратно)

275

Лю Цзэ — сановник императора Танской династии Вэнь-цзуна, который пострадал за смелую критику власти дворцовых временщиков.

(обратно)

276

Имеется в виду Чжао Фэйянь, наложница, а затем супруга императора Ханьской династии Чэн-ди.

(обратно)

277

Чжаои — младшая сестра Чжао Фэйянь, тоже ставшая позднее фавориткой Чэн-ди.

(обратно)

278

В Китае существовал обычай сжигать в жертву душам умерших особые бумажные деньги, которым приписывали, естественно, большую номинальную стоимость.

(обратно)

279

Имеется в виду район в пров. Цзянсу от Усина до Шанхая, где много озер и протоков.

(обратно)

280

Чанъань (ныне Сиань) — название столицы империй Суй и Тан, расположенной в северо-западной части Китая.

(обратно)

281

Букв.: «Великая бодхисаттва Гуаньшиинь». Буддийская ритуальная формула, соответствующая восклицанию «Аллилуйя!»

(обратно)

282

В Китае полевая лилия называлась в просторечии «забудь печали», голос же кукушки, напротив, считался воплощением печали.

(обратно)

283

Вероятно, имеется в виду владыка ада. Имя Лао-цзы можно понять и как Почтенный ученый.

(обратно)

284

В оригинале употреблен термин дэ, который переводят также как «благая сила», «добродетель» и даже «благодать».

(обратно)

285

В оригинале говорится буквально о «великих авторах» (да цзя) и «прославленных авторах» (мин цзя). Это противопоставление кажется несколько искусственным. В переводе Линь Юйтана говорится соответственно о «великих мыслителях» и «великом писателе».

(обратно)

286

Имеется в виду порядок оценки личных качеств чиновников, существовавший в эпоху поздней древности. Разделение вещей на девять категорий по их качеству традиционно для Китая.

(обратно)

287

В оригинале упоминаются придворные летописцы и картографы, то есть речь здесь идет не просто о хрониках и картах, но, в сущности, о мироустроительной миссии государства. Тем примечательнее, что в реплике ЮХуэйаня подчеркивается преемственность между официально санкционированным порядком мироздания и несотворенным хаосом.

(обратно)

288

В китайской традиции были приняты два порядка расположения триграмм, Прежденебесный и Посленебесный. Первый означал первозданное, «хаотически-смутное» состояние бытия, второй относился к миру явленных форм.

(обратно)

289

Букв.: «путь» (дао).

(обратно)

290

Знаменитый поэт сунской эпохи Су Дунпо прославился и как изобретатель особого блюда из свинины.

(обратно)

291

В старину в Китае изготовляли одежду из листьев и стеблей водяного каштана.

(обратно)

292

Чжоу Дуньи — знаменитый ученый сунского времени, который прославился также своей любовью к лотосам.

(обратно)

293

Эпоха Чуньцю соответствует VIII–V вв. до н. э.

(обратно)

294

Сиши — знаменитая красавица древности.

(обратно)

295

Царствование династии Цзинь приходится на III–IV вв.

(обратно)

296

Император династии Цзинь Ань-ди правил в 405–418 гг.

(обратно)

297

Ян Гуйфэй — любимая наложница императора Танской династии Сюань-цзуна (713–755), прославившаяся своей красотой и коварством.

(обратно)

298

Годы правления Юаньфэн династии Сун —1078–1085.

(обратно)

299

Су Дунпо (1036–1101) — знаменитый ученый, поэт и живописец эпохи Сун, образец «человека культуры» для современников и позднейших поколений.

(обратно)

300

В переводе Линь Юйтана два предыдущих изречения действительно объединены в одно.

(обратно)

301

Гао-цзы — философ древности, который известен как оппонент конфуцианского ученого Мэн-цзы в вопросе о сущности человеческой природы.

(обратно)

302

Девять Равнин — весь обитаемый мир.

(обратно)

303

В Китае традиционно различали следующие шесть аспектов иероглифики: графический образ, предметное значение, звучание, смысл, истолкование, переносное значение.

(обратно)

304

Здесь имеется в виду гнев законной супруги.

(обратно)

305

Иньлян — знаменитая женщина-воительница, жившая в VIII веке, при династии Тан.

(обратно)

306

Лунцюань—знаменитый сорт вина.

(обратно)

307

Тайэ — знаменитый меч.

(обратно)

308

Чжуан-цзы — древний философ, один из основоположников даосизма, развивавший идею об относительности всякого восприятия и мнения.

(обратно)

309

Ли Тайбо или Ли Бо—знаменитый поэт танской эпохи. Его имя означает буквально «великая белизна».

(обратно)

310

Цитируется фраза из первого изречения даосского канона «Дао-Дэ цзин». Обычно она переводится как «сокровенное в сокровенном», «сокрой и еще сокрой».

(обратно)

311

«Дао-Дэ цзин», гл. XXVIII.

(обратно)

312

Чжунгианьский волк — персонаж старинного предания. Преследуемый охотником, волк уговорил доброго ученого Дун Го-цзы спрятать его, а потом съел своего спасителя.

(обратно)

313

В Китае восток ассоциировался с весной.

(обратно)

314

«Скорбь изгнанника» — поэма древнего поэта Цюй Юаня (III в. до н. э.), отправленного в ссылку по навету придворных недругов и там покончившего с собой.

(обратно)

315

Эпоха Сун (X–XIII вв.) в истории Китая отмечена новым расцветом конфуцианской мысли, именуемой в европейской литературе неоконфуцианством. В эпоху Цзинь (III–IV вв.) был распространен культ внутренней освобожденности от «пошлых правил света».

(обратно)

316

Тянь Дянь — полководец из древнего царства Ци эпохи Борющихся Царств.

(обратно)

317

Имеется в виду основатель царства Чжоу У-ван (XI в. до н. э.), который, по преданию, после свержения им династии Шан демонстративно распустил войска, показывая, что мир более не нуждается в военной силе.

(обратно)

318

Имеется в виду буддийское учение о четырех нематериальных состояниях бытия (санскр. скандха).

(обратно)

319

Достаточно вспомнить легенду о том, что основоположник даосизма Лао-цзы ушел на Запад, или классический роман «Путешествие на Запад».

(обратно)

320

В древних китайских мифах Паньгу — первочеловек и творец мироздания.

(обратно)

321

«Быть между тем, что есть, и тем, чего нет», — традиционное описание реальности в китайской мысли. Эта формула, как можно видеть, охватывает как «движение от ничто к сущему», так и движение «от сущего к ничто».

(обратно)

322

Сиху — озеро в городе Ханчжоу, славящееся своей красотой.

(обратно)

323

Эпоха Борющихся Царств приходится на V–III вв. до н. э.

(обратно)

324

Хуан Цзюянь (настоящее имя Хуан Чжоусин) — малоизвестный литератор, старший друг Чжан Чао.

(обратно)

325

Пэнцзу — легендарный долгожитель в китайской традиции.

(обратно)

326

Сыма Цянь — историк древнего Китая, автор труда «Исторические записки».

(обратно)

327

В тексте букв.: «костями», что в китайском языке означало не только и не столько телосложение, сколько характер, «душевную закваску».

(обратно)

328

Согласно легенде, братья Бои и Шуци, отличавшиеся выдающимися добродетелями, отказались покориться власти чжоуского У-вана и удалились на гору Шоуян, где уморили себя голодом.

(обратно)

329

Гуань Чжун и Янь Ин — два знаменитых государственных мужа древности.

(обратно)

330

Яо, Шунь — добродетельные правители, жившие в глубокой древности.

(обратно)

331

В оригинале букв.: «теней», «отражений».

(обратно)

332

Имеется в виду самый торжественный молебен, принятый в буддизме.

(обратно)

333

Отметим, что автор употребляет здесь термин, который имел хождение только в древние времена.

(обратно)

334

В Китае бытовало поверье, что лисы и журавли могут быть воплощениями бессмертных небожителей.

(обратно)

335

В китайской космологии силы Инь и Ян обозначают соответственно пассивное, женское, темное и активное, мужское, светлое начала, которые не являются антагонистическими, но всегда дополняют друг друга.

(обратно)

336

Записанные речи (юту) — особый жанр нравоучительной и философской литературы, представляющий собой запись бесед учителя с учениками. Подобные произведения фактически восходят к «Беседам и суждениям» Конфуция, а позднейшее свое название получили в традиции чань-буддизма. Жанр «записанных речей» пользовался особой популярностью среди конфуцианских ученых эпох Сун и Мин.

(обратно)

337

Тема этого сюжета, по-видимому, подсказана пассажем из гл. XXII «Чжуан-цзы», где сказано: «Все вещи в мире суть одно. Те из них, что нравятся нам, мы считаем прекрасными, а те, что нам не нравятся — отвратительными. Однако же отвратительное может обернуться прекрасным, а прекрасное — отвратительным…». См.: «Чжуан-цзы». Пер. В. В. Малявина. С. 214.

(обратно)

338

Чжэн Цзефу—художник XII века, создавший портреты голодающих и преподнесший их императору.

(обратно)

339

В старом Китае чиновникам было запрещено служить в тех местах, откуда они были родом, поэтому увольнение со службы обычно означало для них возвращение на родину.

(обратно)

340

В оригинале употреблено словосочетание юань ци, то есть «изначальное ци», встречающееся и в афоризмах Хун Цзычэна.

(обратно)

341

В оригинале употреблен термин вэй — «неуловимо-утонченный». Так еще в древних конфуцианских канонах определяется реальность дао.

(обратно)

342

Перевод И. Э. Циперович.

(обратно)

Оглавление

. .

  • Из книги «Гуань Инь-Цзы»
  • Из сборника «Скрижали Лазурной Скалы»
  • «Застава без ворот»
  • «Книга изречений»
  • Хун Цзычэн «Вкус корней»
  •   Предисловие автора
  •   Собрание первое
  •   Собрание второе
  • Прозрачные тени снов
  • Афоризмы Сюй Сюэмо и Чэнь Цзижу
  • Весёлая смесь, или все радости жизни
  • Юань Чжунлан . Пять радостей жизни (ок. 1600 г.)
  • Дин Сюнфэй . Ложе девяти радостей
  • Ли Миань(ХVI в.) . Песня о середине-наполовину
  • Сюй Цзэшу (XIV в.) . Время, подходящее для чаепития
  • Ян Баочжэн (XV в.) . Обстоятельства, при которых приятно играть на цитре
  • Юань Чжунлан . Предметы, благоприятствующие любованию цветами
  • Чэнь Цзижу . Вещи, доставляющие удовольствие
  • Цзинь Шэнтань . Двадцать одна радость жизни
  • Чэнь Гаомо (XVII в.) . Смешное[342]
  • Афоризмы разных авторов о радостях жизни . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .