Принцип дельфина 27


И. М. Вы сказали, что ключом к общению с дельфинами является не просто открытость, искренность и доброжелательность, но состояние сознания как таковое. Можно об этом подробнее?

c34fed

А. Г. Ничего мистического в этом нет. Каждый из нас знает не только то, что змеи послушны дудочке заклинателя, но и то, что любая дворовая собака мгновенно распознает страх или уверенность человека. Если же говорить о «дельфиньем» состоянии, оно, судя по всему, совпадает с состоянием Потока, которое не так давно «открыл» для широкой аудитории американский психолог с непроизносимой фамилией Чиксентмихайи.

И. М. Открыл?

А. Г. «Совершил открытие». Американские исследователи нередко девственно чисты во всем, что не касается непосредственно узкой темы их исследований, и опираются, прежде всего, на собственные репрезентативные данные. Так сделал и Михай Чиксентмихайи – не поленился опросить тысячи человек на предмет того, «что такое счастье». И был поражён тем, что люди совершенно разного социального, возрастного уровня, национальности, вероисповедания и аппетита чаще всего использовали одно и то же сравнение — поток. Они выражались примерно так: «Ты чувствуешь, что тебя словно подхватывает неведомая сила, и ты абсолютно сливаешься с тем, что в этот момент делаешь, и получаешь от этого настоящий восторг, и всё удаётся каким-то чудесным образом».

Н.Г. Это открытие было украдено у его автора за несколько тысяч лет до его рождения плагиаторами, которое, правда, называли этот феномен разными другими словами (хотя часто — и тем же самым — Потоком): Дао, Дзен, вдохновение, творчество, влюблённость и т.д. В этом состоянии человек способен на значительно большее, чем в обычном, он действительно может «горы свернуть». Нынешние психологи называют его ресурсным состоянием, а наш друг, психотерапевт и мастер Цигун Жан Беккио называет его «активным трансом», поскольку это техническое название не просто описывает феномен, но и пытается указать на ключи доступа к нему.

И. М. То есть этому можно научиться?

А. Г. Приз в студию! Это главный вопрос. И, похоже, он всегда был если не единственным, то главным сюжетом поисков человека: можно ли научиться счастью. Во все времена и во всех традициях это умение почиталось как самая большая ценность, а те редкие гении, кто им владел — волшебниками или Мастерами. Им, как-то научившимся произвольно входить в потоковое состояние, сливаться с теми силами, которыми крутится этот мир, удавалось почти незаметными микроскопическими, но совершенно точными воздействиями достигать невиданных результатов, испытывая при этом чувства максимальной осмысленности и полноты жизни, за которыми большинство людей тщетно гоняются едва ли не всю жизнь.
Конечно, всегда существовали школы, целью которых было научить человека пребывать в этом состоянии единства с миром, ощутимой взаимосвязи со Вселенной, глубинной гармонии с самим собой, не важно каким способом ты описываешь это — эзотерическим, научным или поэтическим. Строго говоря, все дзенские и даосские монастыри преследовали ту же цель: помочь человеку непосредственно соединиться с собственным Путём, со вселенским потоком «Ци». Но вот незадача: алгоритмы этого искусства не просто сложно осуществимы – они не существуют. Обычно это происходило так: человек приходил в монастырь, десяток лет жил там рядом с Мастером, в какой-то момент думал, что уловил нечто главное, делился этим с наставником и получал от него дубиной по лбу. В этот момент его настигало сатори, и он сам становился Учителем. Хотя подавляющее большинство учеников ничего не настигало даже в этот ответственный момент, вот в чём загвоздка.
Тысячелетиями люди пытались ухватить руками этот гребень волны и единицам это как-то удавалось, отчего раз за разом возникала иллюзия того, что они этому состоянию могут научить других, передать секрет ученикам. Как правило, настоящие мастера понимали тщету подобных попыток и крайне избирательно подходили к отбору учеников, но иллюминированные (таких много и сейчас, например, среди преподавателей йоги) начинали массированно причинять людям добро по рыночным ценам.
Защита от них в том, что это состояние не тиражируется. Не фасуется по стандартным пакетам «просветления». Оно сугубо индивидуально. Сто тысяч человек сделать в одночасье несчастными — штука нехитрая, а вот трех человек сделать сразу счастливыми – очень сложная задача. Почти невыполнимая. Это как брелок от автомобиля — рядом стоит два десятка одинаковых машин, но твоя открывается только одним брелком. Ты — единственный, ключи доступа – индивидуальны. Поэтому когда человек, ухвативший как-то свою настройку, позволяющую ему пребывать в состоянии потока, пытается передать её кому-то другому, она не срабатывает — его персональный код больше никому не подходит. Но все еще сложнее: тебе удалось каким-то образом три дня назад сосканировать состояние счастья, и вот сегодня ты «включаешь его», и — никакого эффекта. Потому что счастье трехдневной давности — не свежее…

И. М. Очень интересно, но как-то я не вижу, где связано решение задачи о счастье с дельфинами?

Н. Г. А дельфины, судя по всему, знают, где у каждого из нас кнопка, включающая индивидуальный брелок… Делать людей счастливыми – удивительная способность дельфинов. Когда мы, скажем, втроем ныряем к ним, и все допущены к общению, то каждый из нас совершенно точно пребывает в это время в потоковом состоянии. Каждый приобретает свой уникальный личный опыт, отличный от опыта двух других, но когда мы потом возвращаемся на палубу, то для всех очевидно, что у каждого из нас это состояние без сомнений случилось. Как-то у дельфинов это получается: разных людей, практически в любой момент времени вводить в это состояние…
Знаешь, доказано, что у дельфинов, как и у людей, есть имена. Но иванов, николь и — не поверишь — даже, скажем, брониславов — пруд пруди, а имена дельфинов — неповторимы. Обращаясь друг к другу, они начинают фразу с обращения — именем собеседника, а заканчивают подписью — своим именем. Такие вот ключи доступа… Во всяком случае, когда плаваешь с дельфином, кажется, что он каким-то чудом точно знает твое настоящее имя — то самое, на которое ты не можешь не откликнуться.

И. М. То есть, как вам кажется, дельфинам известно то, что было предметом поисков всех духовных практик?

А. Г. Центром всех таких практик, всех эзотерических систем было и остается овладение собственным сознанием, постоянный контроль сознания. Вот это именно то, что отличает дельфинов от нас. Наблюдая за их жизнью, мы поняли, что чем бы они ни занимались, они постоянно целиком присутствуют в настоящем моменте. Это тотальное «здесь и сейчас», такая безусловная включённость, абсолютное непосредственное чувствование того, что происходит. Собственно, это и есть подлинная Жизнь, потому что если ты отвлекаешься, если тебя нет «здесь и сейчас» — в единственном данном тебе моменте и месте, то тебя по большому счету вообще нет.

И. М. А ведь у современного городского человека чаще всего так и происходит…

А. Г. Увы. И все эти дзенские рецепты, ставшие сейчас как-то «вдруг» на слуху — как раз об этом: подметая пол — подметай пол; занимаясь любовью – занимайся любовью. Мы же, когда подметаем пол — мечтаем о том, как будем заниматься любовью, поэтому и не подметаем толком, а любовью занимаемся весьма посредственно, потому что в этот момент думаем о том, что нужно бы, наконец, как следует пол подмести.
Мы не присутствуем целиком в этом моменте, соответственно, не проживаем, не делаем его целиком. В противовес этому, главная характеристика потокового, дельфиньего состояния заключается в том, что в этот момент человек абсолютно един с тем, что он делает. Например, когда Шумахер ведёт машину — он является важнейшей неотъемлемой частью ее, и одновременно — путем, дорогой, по которой машина мчится. Он с ними слит, растворён в них, и это не гипнотический транс, потому что он целиком и полностью сохраняет контроль и взаимосвязь с реальностью, ощущает её всеми своими чувствами. Более того, чуть только, на доли секунды, он отвлечётся от этой реальности, как очень дорогой автомобиль будет поцарапан, а то и ещё хуже чего-нибудь… первое место ускользнет.

Н. Г. Но эта связь с реальностью — иная, непосредственная, не та, которой нас учат в школах. В потоковом состоянии привычные нам механизмы анализа, рефлексии, сомнения и все прочие, вообще не работают — там включаются в действие другие законы. Один из участников наших экспедиций — Пабло Верон, гениальный танцор танго. Он танцует так… в общем, по нашим представлениям человек не может так двигаться. Дело не в стремительности, иногда его движения замедленны, вязки, но всегда — совершенно гармоничны и выразительны. Однажды мы затеяли об этом разговор: «Пабло, мы даже сообразить не успеваем…», — он нас прервал на середине фразы и говорит: «Мысль – слишком медленна для того состояния, которое мы называем танцем». Медленна и бесполезна.

И. М. Если мысль бесполезна, какими же инструментами пользоваться?

А. Г. Вода безошибочно чувствует малейшую лунку и заполняет ее, без всякой потребности в размышлениях на тему «Куда сейчас целесообразнее течь — влево или вправо?» Когда ты в потоке, решение принимается непосредственно, ты каким-то другим способом чувствуешь верность следующего шага и делаешь его. Просто делаешь, потому что иначе невозможно по настоящему танцевать, вести машину, писать настоящую музыку, жить… Речь идёт о том, что эта постоянная включённость в происходящее, собственно, и есть универсальный ключ к раскрытию способностей человека, да и к счастью как таковому. Хотя частота, на которой он действует, у каждого своя.

И. М. И Посольство Дельфинов…

Н. Г. И Посольство Дельфинов — это такая мастерская по изготовлению дубликатов куда-то завалившихся ключей. Ничего инопланетного. Все есть в нас. То, что составляет содержание жизни дельфинов, является и нашей собственной природой, природой нашего счастья. Увеличить представительство этого в нашей жизни — цель Посольства.
А. Г. Нас ведёт идея о том, что современный человек не является венцом эволюции. Потому что было бы очень уныло думать, что всё заканчивается на нас. Известно, что наш мозг работает на 5% своих возможностей. Существует мнение, что 80% нашей ДНК, это, так называемая «мусорная» часть. А нам как-то не верится в то, что природа, созидая сложные организмы, 80% из них создаёт и сохраняет миллионы лет как мусорные образования. Очень неэкономично как-то. Следовательно, заложенное в нас многократно превосходит то, что большинство людей привычно считает нормальным содержанием своего бытия.

Н. Г. Редкие моменты пиковых переживаний, присутствия в потоковом состоянии ни с чем нельзя спутать: качество жизни в этот момент неизмеримо превосходит обычную череду скучных и хмурых событий, которые современный человек привык называть своей жизнью. Мы предполагаем, что человек предназначен как раз для такой — превосходной — жизни. И есть только две взаимосвязанные задачи: научиться входить в это состояние произвольно и удерживать его так, чтобы оно стало основным.

И. М. Вам это кажется возможным? Ведь внимание человека постоянно «прыгает» по внешним объектам.

А. Г. И скачет… Действительно, есть тысяча возможных вариантов отвлечься от включённого состояния и вывалиться из него, «выключиться», и обычно так и происходит: неожиданный звук, случайная мысль, чувство какое-то неопределённое – и ты мгновенно потерял контроль над собственным сознанием.
Всегда существовали медитативные практики. Но большинству людей их было недостаточно. Сейчас есть нечто еще, что в совокупности с древними практиками, возможно, даст гораздо более эффективное решение. Например, открытия в области нейрофизиологии: оказывается, мозг человека пластичен, и способен переучивать, перепрограммировать сам себя. Эта чудесная структура величайшей сложности и невероятных возможностей, которая расположена в нашей черепной коробке, способна своими собственными сознательными усилиями перенастраивать себя. Несомненно, у нее есть привычка отвлекаться по любому поводу, но мы знаем, что её можно обучить самодисциплине. Собственно, все эзотерические школы и духовные учителя этим всегда и занимались: не было терминов «нейропластичность», «формирование новых нейронных связей», но люди тысячелетиями делали именно это — прокладывали бороздки новых ментальных привычек. Важнейшая из них — привычка не отвлекаться. Собственно, это и есть «Принцип Дельфина», то главное, чему нам так важно было бы у них научиться: каждую секунду сохранять осознанность. В нашей интерпретации этот принцип звучит так: НЕ СПАТЬ.

Н. Г. Дельфины — единственные млекопитающие на планете, которые никогда не спят. Два их полушария отдыхают попеременно. Как говорят палеонтологи, около 50 миллионов лет назад предок дельфина сознательно ушёл с суши в море, оставшись млекопитающим. Мастерское решение: поменять среду обитания для того, чтобы больше невозможно было отвлечься, «выключиться», ведь ты постоянно нуждаешься в воздухе, а, следовательно, вынужден научиться жить, в любой момент сохраняя и контролируя сознание — иначе не сможешь дышать. Тонущий дельфин – это не парадокс: если дельфин в результате, например, болевого шока теряет сознание (буквальный смысл выражения «терять сознание»), то мгновенно рядом с ним оказываются другие дельфины, которые выносят его на поверхность, чтобы он мог продолжать дышать. Если их рядом нет, он тонет.
Внезапно становится понятно, почему элементом всех серьёзных практик является контроль дыхания – ведь это наиболее рефлекторное, автоматическое умение. Усыпляющая иллюзия состоит в том, что, вроде бы, и учиться здесь нечему: дышим мы непрерывно — с рождения до смерти, и вроде нет тут ничего сложного, и получается неплохо. Вот человек и дышит всю жизнь… на автомате — а как дышит, так и живёт. А у дельфинов есть неусыпный будильник: они живут в воде.

И. М. То есть решение лежит на поверхности? Идём жить в воду – и никаких тебе проблем с контролем сознания?

А. Г. И кто не потонет — да сделается буддой! Или Ихтиандром… Но, возможно, сейчас эту задачу можно решить иначе — благодаря возникающему союзу между трансформативными практиками и наукой. С одной стороны, есть древнейшие системы контроля сознания — с тщательно проработанными комплексами дыхательных и психофизических упражнений, медитативными техниками и др. С другой стороны, квантовая физика с её корпускулярно-волновым дуализмом и феноменом наблюдения (читай — медитации), меняющего поведение наблюдаемого объекта. Ряд физиков уже фактически ставят знак равенства между понятием квантовой редукции альтернативных возможностей и сознанием как таковым. Словом, эволюционно оба «лагеря» дошли до точки, когда наиболее внимательные представители обеих сторон всё чаще приходят к убеждению, что пора переставать ломать копья, что наука и духовные практики не только не противоположны, но по-сути — одно и то же, только с другого бока подсмотренное. Ко всему этому сейчас появляются совершенно уникальные, ранее несуществовавшие возможности, позволяющие всё это объединить. В той области, о которой мы говорим, это биологическая обратная связь и нейропластичность – способность переучивать собственный мозг, сознательно создавая новые ментальные привычки.

И. М. Это все скорее напоминает философию. Можно ли это как-то представить на практике?

А. Г. Это будет похоже на школьный урок физики о состоянии неустойчивого равновесия. Есть чаша с вогнутым донышком и шарик, который внутри этой чаши катается – наше сознание. То положение, которое шарик занимает в данный момент — состояние сознания. При любом покачивании чашки шарик перекатывается, достигая той или иной высоты, выскакивая за пределы обыденных маршрутов. Это пиковые состояния — моменты сравнительно большей пробужденности, отличные от автоматического функционирования. Они длятся какое-то время, после чего шарик непременно соскальзывает и, падая на дно, занимает привычное положение устойчивого равновесия, которое в нашем примере представляет жизнь человека на «автопилоте». Кому-то из счастливчиков удается так натренировать свое сознание, что шарик находится не на дне довольно часто. Но еще эффективнее — изменить конфигурацию. Создать новую ситуацию устойчивого равновесия (поскольку речь идет о частотах волновых событий, можно сказать: перенести, сдвинуть фазу синусоиды), в которой базовым, исходным состоянием сознания, совпадающим с центром вогнутого донышка, будет не «автопилот», а потоковое состояние полной осознанности, «включенности». «Дельфинства».

Н. Г. Мы уверены, что этому у них можно научиться. Они умеют вводить нас в это состояние всякий раз, когда мы с ними общаемся. И мы убеждены, что такое умение не только возможно, но и предназначено человеку, хотя овладение им, очевидно, настолько изменит взаимоотношения человека с миром и собственной судьбой, что это явится скачком эволюции, по значению не уступающим переходу от неандертальца к современному горожанину.

И. М. И вы хотите «подсмотреть», каким образом запускают пусковой механизм такого перехода дельфины?

А. Г. Скорее, попытаться «считать» то, как им удаётся не только постоянно пребывать в потоке, но и вводить в это состояние нас. Сейчас мы готовим для этого серию уникальных и, надеемся, довольно остроумных и элегантных экспериментов. А дальше, на этой основе попробуем создать программу трансформации, гораздо менее зависящую от субъективных факторов, чем пребывание в дзенском монастыре, и значительно более спрессованную по времени, чем Великое Деланье средневековых алхимиков или пожизненное обучение у гуру. Программу, рассчитанную, видимо, не на десятилетия, а примерно на тот же период, за который новорождённый ребёнок учится ходить — на год, как и в детстве не отвлекаясь от естественного потока жизни, а в основном продолжая привычные занятия. Очевидно, что срок – небольшой: если уж каждый из нас в своё время год потратил, для того, чтобы научиться ходить, то потратить ещё год, чтобы научиться ходить по воде и проходить сквозь стены, на наш взгляд, нормально. Ну, или хотя бы плавать в воде и не разбивать себе лоб о стены.

И. М. В чём основа готовящейся программы?

А. Г. Первый шаг — считать персональный код доступа человека к потоковому состоянию, изготовить слепок его личного ключа.

И. М. Сканер, который используют угонщики автомобилей?

Н. Г. Как-то так. Энцефалограф в сочетании с человеком, находящимся в состоянии потока. И немного эликсира, толченного лунным зайцем в агатовой ступке под коричным деревом…

А. Г. А дальше — используя этот код, при помощи механизма биологической обратной связи создать новую ментальную привычку, обеспечивающую произвольное вхождение в это состояние и его удержание. Вся программа направлена на то, чтобы развить у человека принципиально иное состояние устойчивого равновесия – отправной точкой теперь будет то состояние, которое раньше было доступно ему только при пиковых переживаниях, когда, в нашем примере, шарик сознания «вылетал» за пределы обыденного. Это приведёт к тому, что дальше его сознание, отклонившееся от «здесь и сейчас», от внимательности, от включённости, от бодрствования, — само будет естественно возвращаться к состоянию максимальной осознанности, к потоку.

Н. Г. Нам кажется, что вообще это состояние для каждого из нас гораздо более естественно, чем состояние сна, и созданы мы именно для него. Доказательством тому — те ощущения восторга, полноты, истинности, смысла, которые человек испытывает в такие моменты. Невозможно ухватить руками гребень волны. Но научиться удерживаться на нем — вот по-настоящему захватывающая задача.

Постскриптум

Andrey-Novikov-2Андрей Новиков:
«Посольство» дельфинов оказалось очень созвучно той работе, которая проводится Владимиром Малявиным и его единомышленниками в центре «Средоточие». Мы стараемся собрать традиционные знания, ведущие человека к освобождению от самого себя и тем самым возвращающего его к естественному изначальному состоянию, которое даосы издревле называли «прежденебесным», а буддисты «дхармой».  Год назад судьба свела нас с профессиональными фри-дайверами, которые увлекли идеей изучения дельфинов через призму нашего опыта.  Совместными усилиями мы подготовили для вас курс, который объединит общение с дельфинами в природных естественных условиях, практику цигун, а также занятия фридайвингом. Заметьте, что фри-дайвинг также связан с внутренней работой, особенно с работой с дыханием. Опытный фридайвер способен пробыть под водой 5-10 минут и погружаться на глубину до 40-50 метров безо всякого снаряжения.
Для нас этот опыт ценен фактом преодоления  пределов возможностей и ограничений человеческого тела и тех состояний,  той внутренней работы, которая проделывается в это время. Предлагаю вашему вниманию уникальные наблюдения о состоянии сознания во время ныряния и общения с дельфинами, собранные  Дамиром Мусиным, опытным фридайвером и практиком Чистое сознание и цигун с дельфинами >>


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

27 мыслей про “Принцип дельфина

  • Аноним

    Уж, если понятие ментальности (греки чётко оговаривали — мышление) никто в современном мире не в состоянии дать чёткого определения, то уж понятие «потокового состояния полной осознанности» себя в данный момент…….насколько ново?
    Если дельфин в момент игры полностью осознаёт и контролирует себя, то чем отличается, например, спортсмен в момент соревнования. Я полагаю, что тоже контролирует своё сознание в данный момент. Я думаю, что изотерики и все духовные просветители (наставники) на интуитивном уровне прекрасно понимали возможности мозга (души) и пытались (каждый по своему) находить пути проникновения в эти самые тайны мозга (души). Т. е. войти в состояние изменённого сознания. Но и наука (в том числе я отношу и Ваши работы в этом направлении с дельфинами) тоже ищет пути (работая с мозгом) к изменённому состоянию сознания. На мой взгляд природа (мир, вселенная) построена по волновому (синусоидальному) принципу и имеет дуальную структуру (волна — частица) И от нашей точки зрения (мышления) в данный момент будет либо волна, либо частица.
    Так что весьма интересны Ваши исследования в данной области, в области расширенного, или изменённого состояния сознания.

  • Аноним

    Уж, если понятие ментальности (греки чётко оговаривали — мышление) никто в современном мире не в состоянии дать чёткого определения, то уж понятие «потокового состояния полной осознанности» себя в данный момент…….насколько ново?
    Если дельфин в момент игры полностью осознаёт и контролирует себя, то чем отличается, например, спортсмен в момент соревнования. Я полагаю, что тоже контролирует своё сознание в данный момент. Я думаю, что изотерики и все духовные просветители (наставники) на интуитивном уровне прекрасно понимали возможности мозга (души) и пытались (каждый по своему) находить пути проникновения в эти самые тайны мозга (души). Т. е. войти в состояние изменённого сознания. Но и наука (в том числе я отношу и Ваши работы в этом направлении с дельфинами) тоже ищет пути (работая с мозгом) к изменённому состоянию сознания. На мой взгляд природа (мир, вселенная) построена по волновому (синусоидальному) принципу и имеет дуальную структуру (волна — частица) И от нашей точки зрения (мышления) в данный момент будет либо волна, либо частица.
    Так что весьма интересны Ваши исследования в данной области, в области расширенного, или изменённого состояния сознания.

  • Аноним

    Уж, если понятие ментальности (греки чётко оговаривали — мышление) никто в современном мире не в состоянии дать чёткого определения, то уж понятие «потокового состояния полной осознанности» себя в данный момент…….насколько ново?
    Если дельфин в момент игры полностью осознаёт и контролирует себя, то чем отличается, например, спортсмен в момент соревнования. Я полагаю, что тоже контролирует своё сознание в данный момент. Я думаю, что изотерики и все духовные просветители (наставники) на интуитивном уровне прекрасно понимали возможности мозга (души) и пытались (каждый по своему) находить пути проникновения в эти самые тайны мозга (души). Т. е. войти в состояние изменённого сознания. Но и наука (в том числе я отношу и Ваши работы в этом направлении с дельфинами) тоже ищет пути (работая с мозгом) к изменённому состоянию сознания. На мой взгляд природа (мир, вселенная) построена по волновому (синусоидальному) принципу и имеет дуальную структуру (волна — частица) И от нашей точки зрения (мышления) в данный момент будет либо волна, либо частица.
    Так что весьма интересны Ваши исследования в данной области, в области расширенного, или изменённого состояния сознания.

  • Lena Zagrobskaya

    Очень интересно, спасибо огромное! Я очень интересуюсь этой темой, к сожалению, пока только теоретически. Цигун практикую, а с дельфинами знакома только издалека 🙂
    Но я интуитивно знала много из того, о чем вы пишите. Я думаю, что дельфины — это более прогрессивна эволюционная ветка, чем мы. За ними будущее. И я нарисовала дельфина (его потомка), который через 2 миллиона лет выйдет на сушу, так, просто, чтобы жить и в воде и на суше, и познавать этот огромный прекрасный мир.
    Я по образованию психолог и дельфинотерапия — предел моих мечтаний. Если у вас есть какие-то обучающие центры или программы, сообщите пожалуйста psiheya4@gmail.com , буду думать, как попасть к вам на обучение 🙂

  • Lena Zagrobskaya

    Очень интересно, спасибо огромное! Я очень интересуюсь этой темой, к сожалению, пока только теоретически. Цигун практикую, а с дельфинами знакома только издалека 🙂
    Но я интуитивно знала много из того, о чем вы пишите. Я думаю, что дельфины — это более прогрессивна эволюционная ветка, чем мы. За ними будущее. И я нарисовала дельфина (его потомка), который через 2 миллиона лет выйдет на сушу, так, просто, чтобы жить и в воде и на суше, и познавать этот огромный прекрасный мир.
    Я по образованию психолог и дельфинотерапия — предел моих мечтаний. Если у вас есть какие-то обучающие центры или программы, сообщите пожалуйста psiheya4@gmail.com , буду думать, как попасть к вам на обучение 🙂

  • Lena Zagrobskaya

    Очень интересно, спасибо огромное! Я очень интересуюсь этой темой, к сожалению, пока только теоретически. Цигун практикую, а с дельфинами знакома только издалека 🙂
    Но я интуитивно знала много из того, о чем вы пишите. Я думаю, что дельфины — это более прогрессивна эволюционная ветка, чем мы. За ними будущее. И я нарисовала дельфина (его потомка), который через 2 миллиона лет выйдет на сушу, так, просто, чтобы жить и в воде и на суше, и познавать этот огромный прекрасный мир.
    Я по образованию психолог и дельфинотерапия — предел моих мечтаний. Если у вас есть какие-то обучающие центры или программы, сообщите пожалуйста psiheya4@gmail.com , буду думать, как попасть к вам на обучение 🙂

  • Максим Костюченко

    А как попасть к дельфинам? Хочется попробовать. Есть ли туры, условия, цены или может даже ссылки на сторонние ресурсы по этой тематике? Буду благодарен за всё. Интересует общение с дельфинами в естественной среде.

  • Максим Костюченко

    А как попасть к дельфинам? Хочется попробовать. Есть ли туры, условия, цены или может даже ссылки на сторонние ресурсы по этой тематике? Буду благодарен за всё. Интересует общение с дельфинами в естественной среде.

  • Максим Костюченко

    А как попасть к дельфинам? Хочется попробовать. Есть ли туры, условия, цены или может даже ссылки на сторонние ресурсы по этой тематике? Буду благодарен за всё. Интересует общение с дельфинами в естественной среде.