Предпринимательство для будущего: мастерство встречи, жизнь по-царски, будни творчества


Моя «мечта в щелку»: сделать предпринимательство не просто интересным и доходным занятием, но настоящей школой нового человечества.  

Социологи на Западе утверждают, что сегодня большинство топ-менеджеров тяготятся своåей работой и охотно отказались бы от нее, чтобы посвятить себя личной жизни. Что не устраивает этих вроде бы сверхуспешных людей?  Не тоскуют ли они по искреннему и серьезному общению, хотя теперь возможностей для коммуникации хоть отбавляй? Но в том-то и дело, что нынешний шквал информации и развлечений от электронных СМИ при всем его напоре – или как раз из-за него – подлинное общение исключает напрочь. Философы сетуют, что информационная цивилизация съела общество, оставив от него технологический скелет: институты, инфраструктуру, системы управления. Общественная атмосфера на Западе пропитана ядами разлагающегося трупа гомо сапиенса. В ней царит скука, скепсис, цинизм. Самое время заново присмотреться к глубинной реальности человеческого существования. А заодно взглянуть на наших соседей в Азии, которые умеют радоваться жизни в любых обстоятельствах. Наивность? Лицемерие? А, может быть, непонятная нам мудрость?  Может быть, нам удастся по древнему завету найти в опасности спасение?

Первичная реальность человека – это не субъективная или объективная «данность», не собственное «я» и тем более не умственные конструкции, а простой, и бесконечно загадочный, факт жизни. Мысль разделяет, жизнь соединяет. Проблема современности в том, что порожденное мыслью господство техники с небывалой силой пробуждает в человеке жажду осмысленной коллективности. Это напрямую касается предпринимателей, которые не могут не быть одиночками и не могут работать в одиночку. «В золотой век войдут люди, которые способны объединяться», сказал Циолковский. Вот задача нынешнего поколения: научиться объединяться в условиях предельной атомизации социума и утраты веры в любые идеалы. Теперь, наконец, стало ясно, что людей объединяют не выгода, не идеи, даже не принципы и ценности, а одна почти незаметная мелочь: общность жизни или, чуть витиеватее, живая сообщительность человеческих сердец.      

Мастерство встречи

Смысл жизни – это радость встречи, вечно ожидаемой и всегда неожиданной. К встрече, как напомнил апостол Павел, надо готовиться. «Мудрый изготавливается прежде других», – сказал даосский патриарх Лао-цзы. Это значит: быть открытым миру, довериться неведомому. Многие этого боятся, а зря. Человек на самом деле защищен своей доверительной открытостью миру, ведь она дается прежде всего прочего, прежде даже сознания своего «я», а значит, в этой открытости еще никого нет, в ней некому и нечего бояться, она предвосхищает целый мир. Древние китайцы называли такое существование «верховным предком». И он, пришедший прежде всех, – старший среди всех живущих.  

Но что такое это «неведомое», которому надо довериться? Не что иное, как бездна творческих превращений самой жизни. Это Иное, которое является… частью нас самих!

Лао-цзы говорит: «Тому, кто доверяет себе (т.е. смутно чаемой полноте жизни в себе), будут доверять и другие». В свете «бездны превращений» исчезает различие между мной и другими.

Тот, кто открыт миру, обязательно привлечет сподвижников, потому что он найдет неизвестную половину себя. И наоборот: поскольку он открывает источник нерушимого покоя, он ясно видит все притворное, суетное. «Благородный муж доверяет всем, но первым замечает обман» (Конфуций). 

Предприниматель пред-принимает: изготавливается к действию первым и оттого имеет успех, т.е. всегда успевает. 

Вспомним голливудский блокбастер «Матрица». Его герой Нео (Новый человек) побеждает сверхмощную компьютерную систему, закабалившую человечество, развивая, а по сути восстанавливая в себе способность духа входить в непосредственный, вне рефлексии контакт с действительностью. Решающие схватки Нео с агентами Матрицы показаны в очень замедленной съемке, в так называемом режиме Bullet-Time («времени летящей пули»). Вот тут выясняется, что Нео способен как бы предвосхищать полет пуль и поэтому остается неуязвимым для них (способность, приписываемая отдельным мастерам боевых искусств в Китае и Японии). Эта кинематографическая фантасмагория посвящает зрителя в духовное состояние Нео, каковое есть абсолютный покой, постигаемый безупречно чистым (пустым) и потому совершенно цельным, все вмещающим и ничего не удерживающим сознанием-зеркалом, которое не знает противостояния себя и мира. Покой сознания, которое смогло «отпустить», «оставить» себя и слиться с творческой мощью бытия, воплощает столь же абсолютную скорость движения духа, его, как говорили в Китае, «ежемгновенные превращения», по сравнению с которой пуля, летящая по заданной траектории, предстает почти неподвижной. Природа времени – саморазличение, так что в начале всего лежит бесконечно малое различие – своего рода интегрирующая разъединенность. Подобно великим мастерам ушу, Нео умеет «соответствовать переменам», т.е. изменяться в самый короткий, недоступный измерению и осознанию временной интервал. Это значит, что он может быть со всеми вместе, не будучи ни с кем одинаковым. Отношение Нео и пули есть, в сущности, дифференциал виртуальных длительностей, где еще нет физических предметов. Нео не столько уклоняется от пуль, сколько именно встречается с ними, и эта встреча преобразует вещи в отблески вечно отсутствующего континуума бытия; она вводит вещи в пространство некой синергии, где все существует самостоятельно и все пребывает вместе, даже в месте другого.Древние даосы называли это «небесным устроением». Все сущее становится здесь модусом духовного становления, где нет различия между субъектом и объектом, даже фантазией и действительностью. 

Разумеется, дух может быть более или менее просветленным, более или менее чувствительным и отвлеченным от материальных факторов (хотя и не переходит в умозрение). Отсюда следует, что из двух участников встречи один всегда более умелый и может быть учителем для другого. Здесь кроются корни формальных иерархий, которые сами по себе, как всякая формальность, имеют отдаленное отношение к реальной встрече. Но здесь и не может быть бунта подчиненных против старших, ведь мерой успеха здесь является отказ от эгоцентризма. Настоящий результат встречи – это дружба, основанная на совместной открытости, если угодно, принятии общей основы бытия.  Она требует нравственного совершенствования. И сама дружба есть совместность очень разных, самодостаточных личностей. Люди ценят друг друга за то, что они разные.

Но люди не просто разные, они еще и меняются: взрослеют, учатся, набираются опыта. Встреча знаменует возведение вещей к родовой полноте существования, их превращение в надвременный тип. Она выявляет вечносущее в вещах, дарует (виртуальное) бессмертие. Это бессмертие нескончаемости учения, превозмогания себя, которые в азиатских традициях стоят выше знания.  

Подлинность существования, удостоверяемая встречей, имеет прото- и мета-личный характер. Не случайно в «сетевых» сообществах, которые наиболее близки к чистой встрече, чаще всего действуют анонимы, ведь и сам акт общения, подобно «вспышке молнии» не имеет ни признаков, ни следов, 

Идентичность в режиме восприятия никогда не тождественна себе на индивидуальном уровне, но способна формировать определенный личностный тип, соответствующий корпоративной, непреходящей в потоке времени личности, этосу корпорации, уникальной «атмосфере» или «духу» коллектива. 

Жизнь по-царски

Смысл этого девиза уже ясен из предшествующего изложения. Мастер встречи получает во владение целый мир и подспудно направляет его движение, не желая, как рачительный хозяин, тратить понапрасну свои богатства. Он бережет мир. 

Он – царь, ибо свободен и богат миром. И он обладает властью, ибо властвует тот, кто сосредоточил в себе беспредельную силу бытийственного рассеивания и оттачивает свой ум на оселке дифференцирующего единения, так что он может определять различия и сходства в вещах, в политическом плане – отделять агнцев от козлищ. 

Одновременно он получает высшее моральное удовлетворение от того, что оставляет себя и мир. Это значит: оставляет все в покое и пред-оставляет всему свободу быть ради того, чтобы все осталось ему. Настоящий подвиг, пронизанный не сентиментальной, а истинно царственной, уверенной в себе жертвенностью: деяние на пользу и радость всем.   

Мастер встречи открывает также эстетическое измерение жизни, ибо, постигая совместность всех вещей, он видит самодостаточность каждого мгновения в свете мирового всеединства. 

Только «встреча на высшем уровне» утверждает единство истины, добра и красоты.

Будни творчества

Самые прекрасные дворцы будут стоять на песке, если мы не умеем вглядываться в суть «текущего момента». Горе тому, кто приносит в угоду абстрактной цели отвернется от реального проживания жизни, ибо он лишится своего главного сокровища. Но вглядеться в «текущий момент» – значит открыть беспредельное поле возможностей. Неисчерпаемое разнообразие мира рождается в крохотной «клети» сердца, в его нетронутом покое, где еще нет ни меня, ни других, а только подлинность существования. Без такого прозрения все усилия будут напрасными. Победная же стратегия рождается из способности дать имя актуальной ситуации, что значит: определить ее главный, но всегда подспудный порыв, «драйв». Это работа подлинно творческая. И, по сути, политическая.   

Творчество не может быть подражанием чему-то внешнему. Оно есть преображение смутных интуиций опыта в вечносущие типы, свершаемое алхимией встречи. Художник, артист, но также стратег, политик живут в этих качествах ситуаций равнозначных целым мирам и, к счастью, не могут присвоить им свое имя.     

*

  1. 1. Решиться «оставить себя», «опустошить» сознание, смириться, т.е. жить в мире с миром. Это значит: растворить грань между «своим» и «чужим» и, говоря языком Николая Федорова, увидеть мир «родным».
  2. 2. Развить свою чувствительность до того, чтобы улавливать скрытый импульс событий, мельчайшие «семена» явлений и уметь, как говорит Лао-цзы, «развязывать узлы до того, как они завяжутся».
  3. 3. Уметь определять качество ситуации и благодаря способности схватывать ее целиком, в «согласии сил Инь и Ян», усваивать силу жизненных перемен, владеть стратегической инициативой и высвобождать, «привечать» развитие событий.

Вот задания для желающего научиться искусству встречи, завещанные восточными мудрецами:

Существуют простые способы взращивания этих способностей, дарованных природой. Они доступны всем. Усвоение отмеченных выше аспектов предпринимательской деятельности должно сопровождаться длительной, упорной и систематической тренировкой.

Мастерство встречи предполагает работу над прояснением идентичности и критическую оценку проектной деятельности.

Жизнь по-царски подразумевает владение стратегиями, позволяющими направлять (лучше всего скрытно) ход событий.   

Будни творчества требуют навыков моделирования ситуаций.      

*

Какие преимущества дает предложенный взгляд на предпринимательство? Главным среди них мне видится даже не те или иные практические достижения, а то, что восприятие личной и общественной практики в свете события или встречи делает жизнь постоянным и нескончаемым учением, совершенствованием, возрастанием духовной чувствительности, которые превосходят и предметное знание, и технические навыки. Только так человеческая жизнь может обрести свой подлинный смысл, который станет прочным основанием для религии, морали и даже политики. Без такого основания любая доктрина, любое общение будут отравлены риторикой и лукавством.

 Указанный взгляд на предпринимательство предлагает убедительное совмещение того, что можно назвать индивидуальным и командным началами в бизнесе. Он удовлетворяет двум важнейшим, но трудно совместимым потребностям предпринимателя: быть независимым, самостоятельно искать новые пути деловой активности и быть лидером, даже душой коллектива, способствовать личностному росту своих партнеров и подчиненных. Более того, такой подход к предпринимательству утверждает жесткую зависимость между тем и другим: чем больше руководитель корпорации «оставляет» себя, «открывается» другим, тем больше у него авторитета, тем прочнее и сплоченнее руководимый им коллектив, тем эффективнее он работает. 

Отношения взаимного соответствия в опыте духовной встречи приводят к единству целый ряд ценностей, на которых основывается общественная жизнь. Это отношения по своей природе этические, утверждающие достоинство и равноправие всех членов корпорации, дающие нравственное оправдание необходимой в любой организации иерархии. В своем пределе это соответствие может подняться до морально обязывающей со-ответственности. Но мораль в поле жизненной совместности неразрывно связана со стратегией, которая всегда основывается на «отсутствующих», сокрытых, неразличимых в наличной ситуации факторах, вообще представляет собой скрытое, подспудное действие. В этой перспективе стирается различие между «истинным» и «ложным», действительным и мнимым при сохранении этих оппозиций для внешнего наблюдателя. Последний вынужден выбирать между «правильным» и «неправильным» и… непременно ошибется. Вот главное условие обладания стратегической инициативой.  

Верность морали дает авторитет, а преимущество в стратегии обеспечивает эффективность власти. Прочный союз власти, авторитета, морального удовлетворения, здорового самочувствия жизни и, наконец, материального благополучия – одно из примечательных достижений, в частности, китайской цивилизации. Тут есть чему поучиться.