Товарищ по школе: Линь Гэнминь


Владимир Малявин. Товарищ по школе: Линь Гэнминь

                Не помню точно, когда шисюн («брат по учителю») Линь появился на занятиях нашей школы. Может быть, года два тому назад или больше. Но не заметить его появления было невозможно. В нем бросалось в глаза редкое, изысканное сочетание внешней сдержанности и внутренней свободы. Сочетание, выдававшее большой опыт внутренней работы и духовную зрелость. Потом в рассылке для членов школы я получил его записки об опыте занятий тайцзицюань – случай и сам по себе редкий, а по тщательности описания почти не имеющий аналогов в литературе о тайцзицюань. Потом я узнал, что он много лет был монахом и когда-то давно изучал тайцзицюань у учителя Линь Алуна. Серьезная жизненная траектория! Мало-помалу я сошелся с Линем поближе и в конце концов предложил ему дать интервью для читателей моего блога. Он охотно, но без малейшей экзальтации согласился. Наверное, в глубине души верит, что его духовный опыт может быть полезен кому-то и в России. Лично я в этом не сомневаюсь.

          И вот мы сидим с Линем – не удивляйтесь – в американской закусочной Subway Sandwich, и я расспрашиваю Линя о его жизни. Дело в том, что у Линя повышенное давление глазного дна, он практически не может работать с компьютером, и наше интервью пришлось на тот период в жизни Линя, когда его врач, знаток китайской медицины, рекомендовал ему питаться в этом заведении.

IMG_0168

— Брат Линь, для начала, как водится, расскажи о своей семье и молодости.

— Я родился в августе 1967 г. в уезде Хуалянь на востоке острова, нас у матери было трое. Отец бросил нас, когда я был еще маленьким. Мы переехали в Тайбэй, и меня воспитывала в основном моя тетя. Она была монахиней.  А в 16 лет я стал «идейным» вегетарианцем – не хотел даже косвенно быть причастным к убийству животных. А после школы, поработав немного, ушел в один крупный монастырь.  

— В Китае поступление в монастыри строго контролируется властями, требуется специальное разрешение. А как на Тайване?

— Здесь никаких ограничений нет. Достаточно письменного согласия родителей.

— Ну и как тебе монашеская жизнь?

— Что тут скажешь? Большой монастырь – это как крупная компания (улыбается). Начальство занимается связями и финансами, рядовые монахи служат молебны, иногда медитируют. Я нес послушание в городке Шимэнь на северном побережье: работал по хозяйству, декламировал сутры. Там и познакомился с тайцзицюань. Это было в 1991 году. Учителя Линя пригласили обучать монахов. Поскольку я усердием в послушании не отличался, мне не разрешили заниматься официально. Я был там «вольнослушателем».

— Долго занимался?

— Нет, около года. Потом учитель Линь перестал приходить, а я воспользовался случаем и на два с половиной года уехал в Корею.

— Ну и как корейское чань?

— Корейцы – люди гордые, но радушные. Мне вообще в Корее нравилось. И еда, и язык очень мне подходили. Мой корейский наставник часто говорил, что в прежней жизни я был корейцем.  Потом я вернулся на Тайвань и почувствовал, что в монастыре просто теряю время. И тогда после 15 лет монашеской жизни я вернулся в мир.

— Необычное решение…

— Как раз очень обычное в своем роде. На Тайване многие монахи покидают монастырь после двух-трех лет монашеской жизни. Я продержался гораздо дольше.

— И что дальше?

— Поехал учиться в Австралию, где прожил шесть лет. После Австралии работал в Сингапуре в рекламном бизнесе. Там я возобновил занятия тайцзицюань. Правда, мой учитель ничего не знал про внутреннее состояние. Мы разучивали только комплекс фигур, как бы танцевали под музыку и устраивали «свободные спарринги». Вспомнить страшно.  Потом у меня началась глаукома, тайцзи, естественно, не помогало. Я вернулся на Тайвань. Из-за глаз почти не мог работать. В интернете наткнулся на сайт учителя Линя и стал ходить к нему на занятия. Глаукома постепенно отступила.

— А медитацию не бросил?

— Нет. Но теперь я занялся Випассаной. Это целая история. Про Випассану я знал давно, на Тайване есть отличные учителя из Индии, но долго не решался пойти на семинар. Тут как раз несчастье помогло. Мать у меня – женщина жесткая и властная, из-за нее я постоянно находился в подавленном состоянии. В конце концов стало совсем невмоготу. Я просто лежал на постели и молил о помощи и вдруг услышал слово: «Випассана». Я записался на семинар, но у меня все время было ощущение, что кто-то мешает мне пойти туда. Хорошо, что меня поддерживала хозяйка квартиры. Накануне семинара, проснувшись утром, я почувствовал себя так плохо, будто меня били всю ночь. Кое-как доехал до места, где проходил семинар, но не мог слышать слов учителя и семь ночей совершенно не мог спать. Было такое ощущение, что мне в горло вонзили кинжал. А потом я увидел свою душевную рану. Я сидел а столом, было время обеда, и вдруг понял, что вижу мир как бы за треснутым стеклом и не могу прикоснуться к нему. Я понял, что во мне открылся «небесный глаз». В тот вечер во время медитации я смог войти в состояние самадхи, и, когда я кончил медитировать, во мне как будто взорвался шар энергии. Все комары вокруг мгновенно улетели, словно испугавшись этого духовного взрыва. И ко мне вернулся сон. Так я встретился со своим подсознанием или, как у нас еще говорят, постиг корень своей природы. Каждый человек на пути к просветлению так или иначе должен это пережить.

— Собираешься и дальше посещать семинары Випассаны?

— Да, конечно. Еще и маму уговорил туда поехать.

— А тетя монахиня?

— Ей медитация неинтересна. Она верит только в поминание Будды и чтение сутр.

— Что в таком случае для тебя тайцзицюань?

—  Занятия тайцзицюань – если заниматься по-настоящему, конечно  — очень полезны для здоровья, и для меня с моими недугами они особенно важны. Но главное, тайцзицюань – это реальное воплощение Пути (дао), в нем есть великая красота и тайна, которую можно разгадывать всю жизнь. Тайцзицюань выше современного даосизма, который есть только «учение о дао» (дао цзяо) с его молебнами, гаданиями и проч. Это все не помогает духовной работе.    

— А как тайцзицюань сочетается с Випассаной?

— Отлично сочетается. Прямо по поговорке: «вода угодна рыбе, рыба угодна воде».

— Что нужно для занятий тайцзицюань?

— Знающий учитель. Без него ничего не получится. Если будешь заниматься самостоятельно, обязательно приобретешь дурные привычки, и тогда о гунфу можно забыть. Вообще в занятиях тайцзицюань нужно быть очень тщательным, долго работать над центрированностью тела и правильным переносом веса. Дело вроде бы простое, но требует неистощимого терпения. А европейцы сразу рвутся «испытать действие силы». И на этом их интерес к тайцзи кончается.

— В тайцзицюнь есть два понятия, которые вызывают много споров и многим кажутся загадочными: так называемая «воля» (и, 意) и «внутренняя сила» (нэй цзинь, 内劲). У тебя есть какое-нибудь мнение о том, что это такое?

— Реально понять то и другое может только тот, кто достиг должного уровня расслабления и научился, я бы сказал, освобождать свое сознание. Воля действует в состоянии, так сказать, отпущенности сознания, когда мы способны как бы подспудно сознавать, «сердцем проницать» свое жизненное пространство вокруг нашего тела. Это дается только тому, кто умеет быть сосредоточенным, преодолев стремление быть сосредоточенным. Как сказано в старинном изречении: «когда в воле нет воли – вот истинная воля» Недавно мне в интернете попался видеоролик, хорошо иллюстрирующий действие воли: человек курит сигару и мысленно, но без напряжения воздействует на кольца табачного дыма, как бы «играется» с ними. Потому что с волей можно только играться. А «внутреннюю силу» я трактую как силу межпланетной гравитации, и тайцзицюань есть не что иное, как танец с этой силой. Мне иногда даже удается узреть внутренним взором эту силу. Она видится мне прозрачным, светоносным, как жидкий кристалл, шаром или потоком. Но это такое мимолетное, неуловимое видение.

— А как ты сам занимаешься тайцзицюань? Делаешь это, конечно, каждый день?

— А вот и не каждый. Наш комплекс (имеется в виду комплекс из 37 фигур по Чжэн Маньцину. – В. М.) я исполняю очень тщательно – минут 50 или даже больше. Заканчиваю весь в поту и так устаю, что день-два отдыхаю.

— Спасибо за откровенный разговор. Удачи тебе.     

—  Очень рад возможности поговорить с тобой.

 

Линь Гэнминь. Мой опыт «прилипания к стене» (сокращенный перевод)

Я много слышал от учителя и старших учеников, что для выработки правильной стойки надо стоять у стены, и решил последовать этому совету. Поначалу старался стоять, прижимаясь к стене всем телом, но на третий день заныла шея, и я понял, что от таких экспериментов будет только хуже. Потом на занятии учитель поправил мою стойку, и я, окрыленный этим наставлением, твердо решил практиковать «прилипание к стене». На сей раз я стал искать наиболее результативную позу, полагаясь на интуицию. Снова через некоторое время стала болеть шея, но на сей раз я не бросил стояние. На мое удивление интуиция действительно подсказала мне, как нужно стоять. Чтобы сберечь время друзей по школе, я выскажу здесь только главные выводы.  

  1. Стена – это только подспорье, на нее не нужно по-настоящему опираться. Если искать опору в стене, появится боль в груди.
  2. Ступни должны быть параллельны. Есть ставить пятки вместе, а носки врозь, то начнут болеть колени.
  3. Надо стоять у стены из досок, поскольку цементная или каменная стена, несомненно, могут причинить вред жизненной силе (ци) тела.  Колени должны быть слегка согнутыми. В противном случае там будет застаиваться ци.
  4. Не надо стремиться прилипнуть к стене всем телом. Достаточно контакта в плечах, в копчике и в пятках.
  5. Руки свободно свисают вниз, ладони как будто не раскрыты.
  6. Копчик слегка вобран, но на 70-80% это относится к действию воли.
  7. Надо сделать должное, расслабиться и предоставить силе притяжения сделать остальное.  
  8. Предлагаю на первых порах не стоять долго, а ограничиться 3-5 минутами, но заниматься почаще.
  9. Нужно стараться опускать вес: сначала из области таза в бедра, потом из бедер в икры. (Я в настоящее время дошел только до икр.)
  10. Судить о своем состоянии можно по тому, в каком месте сводит мышцы. Правильное положение копчика легко проверить по ощущениям в ступнях. При правильной позе и достаточном расслаблении ступни как будто прилипают к земле (я это чувствовал только несколько раз), но внутри них пустота, а пальцы ног как бы распластаны по земле, и их ясно чувствуешь.
  11. В таком состоянии можно в полной мере практиковать «прилипание к стене». Ступни как будто врастают в землю, а руки непроизвольно поднимаются, словно под ними – раздувающийся мяч; в сердце полный покой.
  12. Возникает ощущение пустой линии, которая соединяет копчик и темя (точку «байхуэй»). Это ощущение со временем становится все более отчетливым, а линия вытягивается все даьше.
  13. После этого при исполнении тайцзицюань приходит обостренное сознание «центрированности и прямизны» в стойке.
  14. Ощущение пустой линии временами может пропадать, и оно не ведет автоматически к достижению «центрированности и прямизны». Последнее должно быть результатом особого самоконтроля.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *