Наставления по Тайцзицюань


 

Из наставлений мастера Ван Юнцюаня

1.            Главное достоинство тайцзицюань – соединение соматического и психического совершенствования, которое дает непревзойденную способность самообладания и саморегуляции. Чтобы достичь такой способности, нужно уметь всегда радоваться жизни (для чего требуется внутренняя свобода и самодостаточность. – В.М.) Жители Пекина любят называть всякое занятие «забавой». Этот «природный оптимизм» пекинцев очень подходит для занятий тайцзицюань. Очень важно в занятии сохранять радость жизни, нельзя натужно стремиться к гунфу, ибо мастерство будет недоступно для тех, кто зациклен на чем-то одном. Итак, нужно «быть в покое» и «радоваться жизни». Первое соответствует покою пребывания в Небесном Пути, второе – успеху во всяком деле.

2.            В основе тайцзицюань лежит принцип «питания жизни» (ян шэн). Последнее достигается посредством работой с ци, духовной практикой, диетой и проч. Человек – это микрокосм, и законы его жизни соответствуют законам вселенной. Главный принцип «питания жизни» в тайцзицюань – укрепление «изначального единого ци», что обеспечивает высшую цельность и единство духовного состояния. Правда, это единство развертывается в потоке времени, чередовании сезонов и проч. Природные циклы соответствуют циклам обращения ци в организме, которое «обращается в теле без перерыва, и невозможно знать его основу».

3.            Питание ци осуществляется покоем, и его смысл заключается в том, чтобы вернуться к прежденебесному единству духа, воли и ци, чтобы пестовать их посленебесное единство, данное в физических движениях.

4.            Подлинное мастерство в тайцзицюань заключается не в занятиях, а в понимании. Существует поговорка: «три части – упражнения, семь частей – понимание».  Это понимание является ключом к мастерству рукопашного боя.

5.            Существуют четыре уровня гунфу:

Малая колесница: взращивание ци в семенной энергии, стадия «явленного» применения внутренней силы; явленность здесь означает ясное ощущение внутренней силы, единение духа и тела. Здесь «семь частей тренировка. Три части понимание».

Средняя колесница: преображение ци в дух, стадия «сокрытого» применения силы; сокрытость означает трудность распознавания внутренней силы, которая уже не имеет локализации в теле, что называется «железо в коме ваты». Здесь «пять частей тренировка, пять частей понимание».

Высшая колесница: тренировка духа ради возвращения к пустоте, стадия «преображающего» действия силы (оно же «божественная просветленность»). Используемая сила уже не находится ни внутри, ни вовне тела, дух не имеет локализации и сливается с пустотой, нет ни форм, ни образов: «три части тренировка, семь частей понимание».

Великая колесница: слияние с Дао через пустоту, или восхождение от пустоты к небытийности (у), совершенство «божественной просветленности». Внутренняя сила преображается в небытийность, невозможно определить ее превращения, сознание не имеет локализации, тренировка сливается со всяким состоянием, и «все сходится в понимании».

6.            Основа основ правильного состояния в тайцзицюань – единство духа, воли и ци.

Оно равнозначно пустоте и рождается в недеянии. Это software, информационная матрица человеческого тела, имеющая «виртуальную природу». Если исходить из предметности («наличия» чего бы то ни было) опыта, то «питание жизни» и «технику» рукопашного боя нельзя совместить. Их совмещение возможно только на основе «небытийности». Только в свете небытийности питание жизненной силы и ее применение нераздельны.

7.            Нужно отличать истинное мастерство от натренированности.

Тренировка относится к посленебесному (материальному) субстрату жизни, истинное же мастерство идет от прозрения прежденебесной реальности жизни. Оно соответствует силе действия «воли» (которую невозможно натренировать). Подлинное мастерство-гунфу – это когда «сознание невозмутимо, даже если перед глазами рушится гора Тайшань». Поговорка в школе Ян гласит: «выставил руку, люди падают за три с половиной аршина» (ок. 10 м.), т.е. удар должен осуществляться в этом радиусе.

8.            Итак, в тайцзицюань претворяется даосский принцип одновременного питания «жизни» (физического субстрата тела) и «природы» (информационной системы тела), реальность «пустотной одухотворенности». Тогда можно «покорить врага, не вступая с ним в бой». Действие «духовной воли» парализует противника еще до начала физического поединка.

9.        Мастерство в тайцзицюань не зависит от количества выученных фигур. Тот, кто понял, как создается «потенциал ситуации» в одной фигуре, постигнет все приемы и движения. Вот почему некоторые строгие учителя заставляют учеников по несколько лет отрабатывать одну и ту же фигуру.  Иногда учеников заставляют подолгу заниматься только столбовым стоянием. Если постоянно давать ученикам новые фигуры, это значит только разжигать в них интерес, а пользы большой от этого нет. В любом случае, чтобы усвоить принцип движений или фигур, требуется очень долгое время. Но нужно помнить и такую поговорку: «Одно слово учителя лучше, чем десять лет чтения книг».