Конфуций: человек и мудрец


Интервью В. Малявина белградскому телеканалу БН в связи с изданием сербского перевода его книги «Конфуций»

10378993_10152475285867808_823275336376773817_n[1]

В. Для Конфуция было важнее разговаривать с людьми, чем писать книги. Значит ли это, что он был не столько философ, сколько учитель и мудрец?
О. Да, Конфуций, в сущности, не философ, т.е. «любитель истины», а именно учитель и мудрец: он уже обладает знанием, хотя и не в состоянии сформулировать его. Ибо он учит тому, что доступно каждому без книг: сознательно проживаемой жизни.
В. Основа его учения – это жить в согласии со всеми, оставаясь самим собой?
О. Именно так. Знать себя, зная других, и наоборот. Конфуцианская, да и вся китайская мысль учат не знанию о предметах, а соответствию всему происходящему. Именно: про-из-ходящему из самого себя. Это реальность вселенская или, как я люблю теперь говорить все-вместительная. Для ее постижения нужно развивать не навыки мышления, а духовную чувствительность. Соответствовать происходящему можно и без точного предметного знания, хотя здесь нужна своя экстраординарная точность.
В. Почему для него была важна эта совместность жизни с другими людьми?
О. Потому что это первая правда нашей жизни. Прежде чем стать отдельными индивидами мы уже сообщаемся с миром, живем совместно с миром. Для этого нужно смирение, т.е. по русски (и по-сербски) умение жить в мире с миром.
В. Он первый учредил частную школу в Китае, первый защищал право каждого человека на образование. Есть ли еще какое-нибудь его открытие?
О. Конфуций был еще первым любителем и знатоком антиквариата. Он первый открыл, что артефакты культуры способны очень точно выражать дух и характер человека. Легенда гласит, что он так усердно вникал в музыкальное произведение, что смог точно вообразить облик его создателя. Вообще вещи очень точно выражают душу их создателей, и их послание нам утонченнее и глубже назойливого «самовыражения» присущего современным людям.
В. Конфуций учил, что надо исследовать внутренний, личный смысл традиции. Как такое учение согласуется с сегодняшним пониманием традиции?
О. Традицию можно понимать по-разному. Конфуций понимал ее, по-моему, наиболее правильным образом: как чистое переживание жизни, которое предается само даже помимо нашего желания, но… благодаря нашему смирению! Ибо в традиции никто никому ничего не передает, но все передается!
В. К каким античным мыслителям он ближе всего?
О. Конфуция чаще всего сравнивают с Сократом или Аристотелем, потому что он открыл гуманитарное измерение знания и понял значение морали.
В. Разговоры Конфуция с его учениками отличаются от разговоров Сократа. Чем?
О. Именно тем, что Конфуций уже все знает, даже ничего не зная! Поэтому он учитель, дающий косвенные и всегда разные ответы на вопросы учеников. Беседы Конфуция – это не диалоги, а наставления и даже, если угодно, откровения.
В. Почему говорят, что конфуцианство – это псевдорелигия?
О. Потому что Конфуций открыл абсолютное значение морали и тем самым как бы поставил ее на место религии. По Конфуцию, сознание и сама жизнь изначально моральны, и, развивая, проясняя себе сознание, человек открывает незыблемое основание своей жизни – Небо. Но это религия без культа и догматов. Просто человек становится воистину человеком, преодолевая себя. Истина универсальная.
В. Саймон Кричли (Simon Critchley) сказал про Конфуция, что ни один философ не повлиял больше его на людей. Думаете ли, что это так и сегодня? Имеем ли мы дело с большой моральностью, которой он нас учит?
О. Независимо от личности и мыслей Конфуция, ни один человек просто не может повлиять на других больше того, кто учит, что смысл жизни в том, чтобы просто… жить. Жить с полным сознанием.

Беседовала Т.Трикич