Интервью с учителем Гао Людэ 18


«Мы едины в нашем изначальном сердце…» 

Учитель Гао Людэ – человек необычайно скромный,  но в своем роде примечательный. Он является одновременно известным мастером боевых искусств, целителем и проповедником учения Тяньдэшэнцзяо. Как сочетаются эти три грани его деятельности? Что означает такое сочетание в контексте китайской культурной традиции? Что означает оно для мировой культуры? Ниже приводится запись беседы с учителем Гао, касающейся этих тем. Беседа состоялась 2 октября 2008 г. в доме учителя Гао.

  Учитель Гао Людэ живет в небольшом городе Илань на восточном побережье Тайваня. Его квартира – это секция длинного, похожего на барак одноэтажного кирпичного дома, в глубине большого двора, где проживает несколько семей. Теперь на Тайване подобные жилища – большая редкость, но именно так жили в прошлом китайские горожане. Ее хозяин радушно встречает гостей на ее пороге – благо он рядом, рукой подать –  и приглашает  их в небольшую гостиную. За десять лет, что я знаю учителя Гао, в его доме ничего не изменилось: те же почетные дипломы и даже памятные фотографии из журналов (старый, теперь выглядящий провинциальным обычай), каллиграфические надписи, портреты родителей и учителей, алтари предков и основателя Тэньдэ шэнцзяо Сяо Чанмина, большой телевизор, старенький диван с двумя креслами и столик, на котором уже ждут гостя чайный прибор и красный, классической формы чайничек. Учитель Гао без промедления подносит гостю ароматный, по всем правилам чайного искусства заваренный чай с местных гор и охотно, даже с явным воодушевлением рассказывает о своей жизни и секретах своего искусства. В нем непривычным для европейца образом сочетаются ненаигранный покой сердца,  отсутствие интереса к мирским перипетиям и открытость души, искреннее желание помочь  людям найти правду в жизни. И эта правда для него  есть сама жизнь, не ущемленная человеческим мудрствованием. У него есть стихотворный девиз, который гласит: «Что говорить? Ничего говорить не нужно. Все так и есть само по себе. Пустота в пустоте – значит, не пуста пустота». Он и говорит, как народный мудрец – с какой-то добродушной иронией, то и дело припоминая  пословицы и поговорки, взывая к здравому смыслу слушателей и подкрепляя свои суждения примерами из повседневной жизни.

Для начала я прошу учителя Гао рассказать о своей жизни.

— Я родился в 1946 г. в провинции Шаньдун в северном Китае. Мой отец был помещик, владел большими земельными угодьями и к тому же занимал должность волостного старосты. В то время в Шаньдуне уже повсюду действовали коммунистические партизаны, однажды они схватили и моего отца, он чудом остался жив. Я как раз только что родился. Отец решил бежать в Нанкин, куда он добрался уже в конце 1947 г. Там с помощью товарища по учебе он устроился в какое-то военно-административное учреждение и поэтому смог в 1949 г. перебраться с семьей на Тайвань. Все свое состояние он потерял на континенте, поступил на работу в одну компанию в Тайбэе, но денег едва хватало, чтобы прокормить семью. Тем не менее, отец часто говорил мне, что лучше помогать бедным, чем копить богатства.  Он вообще-то не поощрял моего интереса к боевым искусством, боялся, что меня, единственного сына в семье, могут изувечить или даже убить, так что мне приходилось заниматься тайком. Но он привил мне уважение к нашим традициям духовного и физического совершенствования. По бедности я смог окончить только начальную школу и потом сразу же пошел работать.  Одно время работал на лесоповале, потом поступил в мастерскую по изготовлению соевого творога в Тайбэе. Хотя мне приходилось много трудиться, я все время мечтал стать мастером боевых искусств и, как мог, занимался сам. Продолжал заниматься и когда служил в армии. В те годы я делал много глупостей – например, подолгу бил кулаком или ребром ладони по песку и по дереву, желая «закалить руку».  Толку от этого, конечно, никакого нет. Один вред… Отбил руку так, что пальцы болят до сих пор… Вернувшись из армии, я стал ходить по воскресеньям в Новый парк (парк в центре Тайбэя. – В.М.), где познакомился с другими молодыми энтузиастами ушу. Мы дружим до сих пор. Тем временем я перешел на работу в одну электротехническую компанию, и спустя некоторое время хозяин предложил мне поехать в Гонконг. Мне был тогда 21 год, и я охотно согласился. Я знал, что в Гонконге есть хорошие мастера ушу, а мне все не удавалось добиться  заметных успехов в освоении боевых искусств. Вот так я отправился в Гонконг и прожил там почти десять лет. В Гонконге я много занимался ушу, но успел и женился. Потом, когда я достиг некоторого мастерства в боевых искусствах, у меня испортились отношения с хозяином, и я вернулся со своей женой на Тайвань. Я снова стал ходить в Новый парк, приобрел кое-какую известность в кругах любителей ушу и начал преподавать боевые искусства. У меня появились влиятельные друзья. Поскольку я искал постоянную работу, директор школы боевых искусств в Тайбэе Ли Минтай предложил мне переехать в Илань. Он дал мне рекомендательное письмо к начальнику городской полиции. В те времена к таким бумагам относились очень серьезно. Получив от меня это письмо и визитную карточку Ли Минтая, начальник полиции Иланя спросил меня: «Ты что умеешь делать?» Я ответил: «Умею водить машину». И он тут же распорядился взять меня на работу его личным водителем, хотя эта должность, кажется, была обещана другому человеку. Вот я и проработал водителем полицейского управления Иланя без малого 30 лет. Несколько раз выезжал в Перу и Парагвай преподавать ушу. Много лет имел собственный тренировочный зал и несколько десятков учеников. Два года назад вышел на пенсию. Жена большую часть времени проводит у детей в Тайбэе, а я здесь преподаю лечебный цигун для всех желающих и при случае лечу людей.

—  А как Вы стали последователем Тяньдэ шэнцзяо?

— Это произошло уже после того, как я вернулся из Гонконга и уже работал водителем Однажды мой коллега по работе рассказал мне про одного необыкновенного человека по имени Лю Пэйбинь. Он был большой человек в армии, генерал, но при этом обладал даром духовного целительства, ну и вообще был большой мудрец, все знал и каждому мог помочь. Когда я первый раз к нему пришел, он мне сказал: «Я тебя уже давно жду. Теперь у тебя будет настоящее дело!»  Я сразу же поклонился этому человеку как учителю, и узнал, что он владеет секретом духовного исцеления и ясновидения в традиции Тяньдэ шэнцзяо. Учитель Лю передал мне это умение. Раньше я лечил иглоукалыванием и мануальной терапией через воздействие на жизненные точки, а потом увидел, что духовное лечение гораздо эффективнее и теперь применяю только его. Ну и, конечно, выполняю все обеты нашего учения и по мере сил несу в мир его мудрость. Кстати, исцелять посредством духовного воздействия нам разрешается только бесплатно. Применяя наши целительские способности, мы должны соблюдать одно условие: воистину любить людей и сострадать им.

— А что для вас важнее: духовное совершенствование согласно заветам Тяньдэшэнцзяо или занятия боевыми искусствами?

— Конечно, важнее учение Небесной добродетели. Это настоящая мудрость пригодная для всех и на все времена. Оно указывает истинный Путь жизни.

— Община Тяньдэ шэнцзяо в Илане часто собирается для каких-нибудь молебнов или собраний?

— Сейчас уже совсем редко. Мы только на Новый год совершаем общее поклонение в нашем молельном зале, да еще собираемся в день рождения учителя Лю.

 —  Вы говорите, что исцеляете людей посредством того, что называется ци, т.е.  духовной энергией. Но что такое эта энергия? Ее ведь до сих пор никто не смог ни  наблюдать, ни тем более измерить.

—  Ну, так мало ли на свете вещей, которые нельзя увидеть? От этого они не становятся менее реальными. Более того, невидимое реальнее видимого. Я часто говорю сомневающимся: вы, наверное, любите свою жену? Ну, так покажите мне свою любовь…  А вообще, первое условие духовного совершенства в жизни – это доверие к мудрецам и основателям великих религий, причем доверие безусловное. Доверие – это внутренняя честность, и оно требует безупречной искренности в отношении к себе и к другим людям. Без такой веры человек будет рабом себялюбия. Он никогда не откажется от своего эгостичного «я» и, следовательно, никогда не сможет превзойти свой маленький индивидуальный мирок. Он так и будет топтаться всю жизнь вокруг да около самого себя и в конце концов сам себе опротивеет. Правда жизни проще всех учений и проповедей. Она – в самом истоке нашего сознания.

тайцзи, тайцзицюань, цигун, учитель цигун, Тяньдэ, китайский мастер

— Что же нужно делать, если мы хотим осмысленно, с пользой для себя и других прожить жизнь?

—  Есть одно всеобщее и неизменное правило: если мы хотим сделать жизнь лучше и помочь людям, нужно начинать с себя. Это значит: нужно вглядеться в самого себя и попытаться понять, где ты честен перед собой и людьми, а где кривишь душой, обманываешь себя. Сделать это нелегко, ибо многим удобнее жить, когда они обманывают себя и других. Любить себя так приятно! Но мы должны постичь в себе, как говорили древние мудрецы, наше «изначальное сердце», нашу истинную природу.Только так мы сможем обрести покой. А покой – это все, что нужно нашему сердцу. Когда мы покойны, мы можем все оставить. А когда мы все оставляем, мы все обретаем. В покое природа сердца раскрывается сама собой. И эта природа, нужно сказать, есть огромная духовная сила.

— Вы говорите: «узреть свое изначальное сердце», «обрести покой», «все оставить и все получить». Значит, человек спасает себя сам? Для чего тогда нужны боги, да и те же великие мировые религии?

—  В том-то и дело, что божественная истина раскрывается только через человеческие деяния и открыта только человеку. Древние мудрецы говорили: «Небо не говорит, Земля не говорит, только человек говорит». Или вот еще одно глубокое суждение: «Когда свершится путь человека, путь неба свершится сам собой».  Человек не рожден повелевать миром, но у него есть призвание удостоверить собой истину. Он, можно сказать, – поручитель истины.

 — В чем же тогда заключается роль божественных сил?

— Она заключается, строго говоря, в неотвратимости закона кармы, морального воздаяния: добрые дела обязательно приносят добрые плоды, а злые дела с такой же неизбежностью навлекают кару. И то, что злодей не может обрести покой, остается рабом страстей, уже есть величайшее наказание.

— Многие полагают, что «вглядываться в себя», «совершенствоваться в Дао» – пустое занятие или пригодное для кого-нибудь другого, но не для меня. Все равно ведь все умрем, говорят они, и смерть всех уравняет.

— Эти люди не видят дальше собственного носа.  Дело не в том, что мы умрем, а в том, что с нами будет после смерти. А это касается всех. Смерть же в том виде, в каком мы ее воспринимаем, – иллюзия.

 — Тогда что означают различия между мировыми религиями? Эти различия порой толкают людей на жестокие войны.

— Различия эти обусловлены особенностями разных культур и исторических эпох. Понятно, что в Израиле мог появиться только Христос. Если бы там вдруг появился Будда, его просто не признали и не поняли бы. Но путь духовного совершенствования, требование внутренней искренности и доверия един для всего человечества. Конфуций очень правильно сказал: «Люди по своим привычкам далеки друг от друга, а по своей природе друг другу близки». Все люди едины в изначальной природе или в изначальном сердце, оно же сердце Неба и Земли. Поняв эту истину, можно водворить на Земле вечный мир.И заметьте: искренняя вера в бога повсюду творит чудеса, способна исцелить людей от тяжелых недугов. Если я верю в Христа, Христос помогает мне и творит чудеса, а если я верю в Аллаха, то Аллах помогает мне и он – единственный бог, который мне нужен. Главное, чтобы все люди узрели в себе небесный свет, он же свет изначального сердца. Повторю еще раз: Небо не говорит, только человек говорит. Если я искренне верю в Аллаха, то моими устами говорит Аллах, а если я искренне верю в Христа, то моими устами говорит Христос. Все дело в том, чтобы стяжать свет изначального сердца. А кто его не стяжал, а рассуждает на духовные темы, тот на самом деле – лукавый бес. Одним словом, нужно иметь искреннюю веру, а это не так просто.

 — Чем же в таком случае лучше Учение Небесной Добродетели?


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 мыслей про “Интервью с учителем Гао Людэ