Экономика жизни 3


Новая книга Владимира Малявина «Экономика жизни» не просто еще одно экономическое исследование, это новый взгляд на стратегию и управление, глубокий кризис которых охватил государство и бизнес не только в России, но и во всем мире Запада.  Актуальность темы подтвердилась большим интересом к книге, которая была издана на средства читателей с помощью публичной краудсорсинговой площадки Бумстартер. Проект состоялся в октябре 2013 г. Спонсорами издания стали 90 человек.

Эта книга включает в себя переиздание заново отредактированной и дополненной работы “Китай управляемый. Старый добрый менеджмент…” и неизвестный широкому читателю очерк “Антропологическая перспектива в менеджменте”, в котором излагается новый взгляд на философские основания теории и практики стратегического управления. В заключение помещена статья о природе современной экономики в Китае.

Дорогие друзья!
От всего сердца благодарю всех, кто откликнулся на призыв помочь изданию книги «Экономика жизни» и всех поздравляю с успешным завершением проекта! Благодаря вашей доброте и интересу к нашему общему делу удалось собрать в итоге даже больше денег, чем планировалось изначально. Оставшиеся средства будут полностью потрачены на издательские проекты центра «Средоточия» в ближайшем будущем.
Еще раз большое спасибо всем нашим добровольным друзьям-благодетелям и, смею сказать, коллегам. Вы внесли реальный вклад в научную и общественную жизнь России.
Владимир Малявин

Выражение «экономика жизни» на первый взгляд звучит парадоксально, даже  нелепо. Какое отношение к самому факту жизни, к реальному переживанию действительности имеет экономика – самая формальная и отвлеченная из всех наук о человеке, приверженная абстрактному критерию эффективности и сухому языку цифр? Как может стать предметом экономики сама жизнь – всегда уникальная и неповторимая, обладающая абсолютной, несчислимой и неразменной ценностью?

экономика жизни Малявин, Владимир Малявин Экономика жизни

Купить эту книгу можно на сайте Средоточия и в книжных магазинах

И тем не менее в китайской цивилизации, как отчасти и в изначальной греческой версии экономики в ее значении «домостроительства», экономика и жизнь были до странности близки друг другу и более того – составляли некое хоть и неопределенное, но реальное и устойчивое целое. Китайцы, впрочем, ушли значительно дальше греков на пути сближения жизни не просто с хозяйственной деятельностью, но именно коммерцией. Интересно, что только в Китае жизнь с древности трактовали в отношениях взаимодавца и заемщика: считалось, что при рождении человек как бы получал из «небесной сокровищницы» некий кредит в виде определенного запаса жизненной энергии, и человек умирал, когда этот кредит был потрачен целиком. Бумажные деньги тоже впервые появились у китайцев: их сжигали в дар умершим предкам, которые тоже нуждались в деньгах для поддержания своего призрачного существования в загробном
мире. Деньгах, конечно, ложных, ненастоящих и потому бумажных, которые первоначально противопоставлялись настоящим деньгам из драгоценных металлов, но все же по идее и функции своей именно деньгах, способных, как всеобщий эквивалент, определять стоимость любой вещи вне и помимо ее собственной ценности.

Приведенные примеры показывают одну важную особенность отношения китайцев к жизни, не имеющую аналога на Западе: для них жизнь есть естественный прообраз торговли, меновой стоимости или, говоря  по-другому, китайцы не различают полезную и меновую стоимость вещей. Вот здесь мы сможем нащупать главную пружину движения общественной жизни в Китае: чтобы поддержать жизнь, нужны деньги, и ни с чем не сравнимая, в  своем роде абсолютная радость жизни в какой-то центральной, но отсутствующей, ускользающей точке человеческого бытия сходится со всеобщим эквивалентом ценностей. Для китайцев деньги без жизни – ничто, но и жизнь без денег лишена ценности.

В условиях кризиса современного менеджмента, потери способности к эффективному управлению бизнесом и государством, старый добрый менеджмент, основанный на тысячелетней традиции и доказавший свою эффективность в современных условиях жесточайшей мировой конкуренции, может стать опорой для нового бизнеса и нового государства в России.

  • http://facebook.com/profile.php?id=100002820996464 Всеволод Каринберг

    Кто кому за что должен – это и есть двигатель буржуазной системы, и в ней не предусмотрен библейский завет любви к ближнему. Движение товара и денежного капитала в системе собственности. Здесь нет места для духовного прозрения, поддерживающего и меняющего жизнь, а только перенос мертвой бездушной материи товара в мире, поделенном сознанием на «свой-чужой» и «чистый-нечистый».

  • http://facebook.com/profile.php?id=100002820996464 Всеволод Каринберг

    Кто кому за что должен – это и есть двигатель буржуазной системы, и в ней не предусмотрен библейский завет любви к ближнему. Движение товара и денежного капитала в системе собственности. Здесь нет места для духовного прозрения, поддерживающего и меняющего жизнь, а только перенос мертвой бездушной материи товара в мире, поделенном сознанием на «свой-чужой» и «чистый-нечистый».

  • http://facebook.com/profile.php?id=100002820996464 Всеволод Каринберг

    Кто кому за что должен – это и есть двигатель буржуазной системы, и в ней не предусмотрен библейский завет любви к ближнему. Движение товара и денежного капитала в системе собственности. Здесь нет места для духовного прозрения, поддерживающего и меняющего жизнь, а только перенос мертвой бездушной материи товара в мире, поделенном сознанием на «свой-чужой» и «чистый-нечистый».