Беседа с учителем Линем о правильном подходе к занятиям 2


Беседа с учителем Линем при участии Владимира Малявина в октябре 2014 года

Вопрос: Что такое Cяо-яо?

Линь-лаоши (далее Л-л): Сяо-яо – это образ полной внутренней духовной свободы человека. Этой гимнастикой можно заниматься где угодно, когда угодно и даже как угодно. Все зависит от вашего внутреннего состояния. Это универсальная метода, которая годится для каждого решительного человека. И, кроме того, она экономна по времени: любое время и любое место годятся для занятий этим делом. Главная цель ее состоит в обеспечении здоровья и долгой, плодотворной творческой жизни.

Линь-лаоши и Владимир Малявин с учениками у дома учителя в горах Йенданьшань

Линь-лаоши и Владимир Малявин с учениками у дома учителя в горах Йенданьшань

Владимир Малявин, (далее В.М.): А кто создатель этой системы?

Л-л: В старых книгах было упоминание о принципах Сяо-яо, но они почти утрачены. Это моя версия, я ее и создал. Основу составило наследие китайских боевых искусств, некоторые элементы взяты от Шаолиня и школы Южного кулака, многое идет из буддийской и даосской традиций. Все-таки основу составила практика школы Багуачжан. То есть, в этот комплекс вошли элементы и внутренних, и внешних школ боевых искусств, в том числе некоторые аспекты комплекса Ицзинь-цзин.

В.М: От себя добавлю: в моей библиотеке есть несколько версий Ицзинь-цзина, но пока нет времени сделать добротный перевод, к тому же в Шаолине сейчас изменили методику.

Л-л: В Тайцзицюань тринадцать основных компонентов, как вы знаете: восемь ударов и пять позиций. Нормативные комплексы содержат дополнительные, вторичные по сути, движения. В каноне есть движение вперед, движение назад, центрированная устойчивость, а также повороты налево и направо. Итак, вперед, назад, влево, вправо и центрированность. И они соответствуют пяти стихиям, пяти фазам мирового круговорота. Пять шагов Шаолиня тоже соответствуют пяти фазам этого круговорота. Все это есть и в Сяо-Яо. Повороты влево, вправо, шаг вперед, шаг назад. Но важно освоить базовую стойку. Это основа целостности, она вмещает решительно все аспекты мастерства. Но здесь, правда, не так, как в других школах, достаточно три поворота, три шага.

Вопрос: Можно подробнее про стояние в Чжуан-бу (статических базовых позициях)?

Л-л: Оно нужно для проявления силы, для возрастания силы. Это самое главное, это основа, повторю. Но она содержит элементы высоких ступеней.

В.М: Он назвал, в общем-то, силу тела, физическую силу. В действительности речь идет о так называемой духовной силе, «цзинь», которая применяется в Тайцзицюань.

Л-л: Итак, сила «Цзинь» и сила «Ли» неодинаковы. «Цзинь» испускается, как стрела слетает с тетивы. Она отличается от физической силы. То есть, по движениям можно увидеть, владеет человек этим или нет. В принципе, тот, кто овладел базовой стойкой, получает способность эту силу применять. И это можно легко проверить, если вы позанимаетесь, а потом проверите на других и поймете, как это делать.

collage-xiaoyao

Позиции сяо-яо для начинающих занятия

Слушатель: То есть, мы о качественной трансформации какой-то говорим.

В.М: Именно так.

Л-л: Все это качественно отличается от обычных состояний. Есть вторая и третья ступени, но мы занимаемся самой примитивной, низшей. Однако ее нужно освоить, чтобы идти дальше.

В.М: На Тайване тоже говорят: «Шагайте по ступенькам и не перепрыгивайте». Надо по одной ступеньке подниматься. Это общее правило. А у нас принято говорить о внезапном просветлении: посидел, посидел, бах и все понял! Это не совсем так. В практике цигун так не бывает.

Анатолий Михайлов (далее А.М.): Это трансформация Чжуан бу. Она в какой-то момент одномоментно меняет состояние человека, по чуть-чуть, по чуть-чуть приближая к порогу, а потом ррраз …

Л-л: Да, а бывают качественные скачки такие, прорывы. Вот я хочу, чтобы у вас был такой прорыв. Потому что без резкого изменения невозможно понять значимость всего этого дела.

А.М.: Просто нарабатывать, увеличивать продолжительность занятия.

Л-л: Больше заниматься. И тогда это к вам само придет. А думать и воображать здесь бессмысленно. Позанимавшись долгое время, вы сами поймете, что это такое… Я пока не могу вам этого давать, потому что это бессмысленно. Итак, важнейшее состояние: как будто расслаблен, а не расслаблен. Как будто тело поднимается, а не поднимается. Это кстати, и есть осознанность пустоты, неопределенности (подвешенность, готовность к изменениям): ни то, ни сё, промежутка между тем и другим. И вот в нем можем расти, развиваться.
Есть отличие Сяо-яо от других школ,оно заключается в том, что элементы верхних уровней у нас уже содержатся на нижнем уровне. Принципы Тайцзицюань и Багуа тут есть, а также других школ ушу. В этом есть все зачатки боевых искусств. Только настоящий учитель высокого уровня может это понимать. Но, пока еще вы не достигли этого уровня, приходится осваивать азы…
Эти основы надо в повседневных делах применять: Иду ли, стою ли — я одновременно тренируюсь. Сидеть или стоять – это одна истина, один принцип, все пронизано одним принципом. Вот я часок позанимался и пошел, это неправильно совершенно! Успеха не будет. То есть, молодец тот, кто научится постоянно заниматься. И причина неудач в этом состоит: люди по 10-20 лет занимаются и толку нет, почему? Они так много занимаются, а мастерства гунфу нет, только для здоровья хорошо. Так что от этого толку большого не будет. Нужно взять эти принципы и осуществлять их в жизни. Только упорно занимаясь, можно достичь успеха. Да, конечно, методика важна, но еще важнее упорство. Многие цигунисты не могут этого. Есть мастера тайцзицюань, которые занимаются, а не знают, что такое извлечь силу. Между прочим, если даже делать только Чжуан бу, то уже можно добиться большого успеха. …
Я очень хочу, чтобы вы упорно занимались, чтобы вы превзошли меня. И вы можете это сделать, все в ваших руках. «Моя судьба в моих руках», гласит китайская поговорка.

Ученик: Большинство людей не в состоянии достичь этого. Что делать?

Л-л: Прежде всего, надо быть моральным. Второе: быть расслабленным и свободным. У нас не школа боевых искусств, где учат только единоборствам. Мы занимаемся целостным совершенствованием человека. Хотя принципы те же, что и в боевых искусствах. Но мы естественно можем защититься. Не занимаясь специально боевыми искусствами, мы всегда находим выход из опасной ситуации.

В.М: Поистине, где опасность, там спасение… А вот еще, по виду циничное: «Люди, я люблю вас. Будьте бдительны…».

А.М.: Расскажите подробнее о настройках в практике.

Л-л: Вот я сел. Голова подвешена-не подвешена, тело расслаблено и не расслаблено. Уши все слышат, глаза все видят (всматриваться в невидимое, вслушиваться в неслышимое). Нет никаких секретов, надо просто выполнять правильно. Грудь вобрана, спина выступает, холка чуть вздыблена, ци опускается вниз, стоишь как сидишь, покоен, но готов к движению…

Учитель Линь о яо-лин, внутренних настройках в цигун

Сейчас самые главные наставления: единственный принцип – претворить принципы занятий в повседневную жизнь – это поменяет ваше поведение, мысли, действия и так далее. В каждом движении нужно присутствовать, в каждом вздохе… Все движения проникнуты одним принципом, ожиданием перемен, все, что происходит с нами в жизни внезапно может измениться и мы должны быть к этому готовы…

Вот в чем главная особенность Сяо-яо. У нас нет, как в ушу: встали в стойку, машут руками-ногами — там есть правила. У нас нет правил. Вот придет посторонний человек на занятие а у нас один сидит, второй стоит, третий спит, четвертый лежит, и все они занимаются по-своему. То есть, как будто и нет никаких занятий, полная свобода. Простой человек будет думать, что все занимаются по-разному, но понимающий человек знает, что все они делают одно и то же. Внешне мы будем как бы все разные, а внутри должны быть одинаковые, человек опытный посмотрит и поймет, что у всех одно состояние.

WP_20140406_009

Форма разная, содержание (внутренняя работа) — одно

В.М: Это то, что я говорил: только в школе проявляется индивидуальность. Потому что есть сокровенное единство, которое их пронизывает, и оно проявляется только в школе. Только после Конфуция появились личности в Китае. Да, прежде всякие деятели исторические были. Но школа чем велика? Тем, что она дает разнообразие возможностей для реализации талантов. То есть этот единый пронизывающий принцип нашей Вселенной, который проявляется в каждом движении.

Л-л: Не важно, что вы сейчас делаете: стоите, сидите или лежите. Человек со стороны, непросвещенный, не видит разницу между человеком умеющим и не умеющим. Нам не надо зря тратить время и деньги, надо заниматься в любой удобный момент времени, когда помните себя. Меня в армии заставляли стоять, руки по швам, потому что я себя веду не так, как надо. Наказывали так. А я занимаюсь в это время, и мне хорошо. То есть, если у вас какая-то работа, вам деньги нужны для жизни, для занятий, то это нормально, нам нужно научиться совмещать жизнь, работу, повседневные дела с занятиями. А если вы этому научите других, то вы получите еще больше друзей и еще больше возможностей в вашей жизни.
Дело не в том, что я не хочу вас обучать высоким ступеням, просто вы многого пока не можете понять. Повторяю: принципы Сяо-яо надо вплетать в повседневную жизнь. Всегда должно быть так (говорит по-русски): « Если буде кто, буде где…!» Он только еще, а ты уже…!!!

В.М: Как гласит правило Тайцзи: «Его не движется, мое не движется. Его едва сдвинулось, а мое сдвинулось прежде …»

Л-л: Например, когда мы ужинаем, я тоже занимаюсь за столом, тогда это станет привычкой: не просто один день, два заниматься, а надо понуждать себя войти в это состояние как пред-стояние, постоянно выполнять этот принцип – быть готовым (к переменам), оставаясь в покое. Если вы научитесь этому я вам больше не нужен! Дальше сами будете идти и еще обгоните меня! Я буду рад, если вы меня превзойдете.

А.М.: Получается это такое промежуточное подвешенное состояние.

В.М: Потому что сознание должно находиться между сном и явью.

А.М.: Ты расслаблен как не расслаблен, подвешен как не подвешен.

В.М: Радующийся как не радующийся, а имеющий как не имеющий, я уже цитирую слова Апостола Павла.

А.М.: Это промежуточное состояние. То есть фактически мы ставим себя в состояние полной неопределенности, в учебных целях, чтобы научится жить в нем, приспособиться к нему. Тогда мы сможем научиться следовать естественности в себе и потенциалу ситуации в которой находимся в данный момент и не стоять перед выбором. Как говорит В.М., мудрый не выбирает!

В.М: Потому что там, где неопределенность, может быть все. А там, где определенность – уже не может быть ничего.

А.М.: Получается тихое состояние готовности к любому развитию событий.
Вопрос: Лин Лаоши говорит, что нужно упорно заниматься. Но при этом он постоянно повторял, что нужно заниматься без усилий?

Л-л: Короче говоря, заниматься-не заниматься – между тем и другим нет разницы в конечном счете.

А.М.: Настойчиво, но ненасильственно!

Вопрос: Чем отличаются занятия днем и ночью?

Ночное занятие начинается с чжуан-бу

Ночное занятие начинается с чжуан-бу

Л-л: Вечером, когда вы занимаетесь, вы очень быстро устаете. Это очень хорошо, потому что усталость дает вам возможность прорыва и перехода в пограничное состояние между сном и бодрствованием.

В.М: Это точно, но это опять-таки необъяснимая логика: для того, чтобы прозреть, пробудится, надо устать. Чем тяжелее, тем легче, чем хуже, тем лучше.

А.М.: Он всегда это говорит, использовать состояние общей усталости. Пусть он еще раз это пояснит?

Л-л: Потому что в усталости вы расслабляетесь еще больше. Потому что, когда вы особенно устали, вы даже уснуть не можете. И вот тогда хороший результат получается. Помимо воли вы пробуждаетесь, вы бодрствуете. Вы не просто себя тянете за волосы «я пробуждаюсь», вы уже не можете не бодрствовать. Но все равно считается, что в этом состоянии вы одновременно еще и спите. Значит, все равно: и во сне, и в бодрствовании. Когда мы бодрствуем, мы спим, когда мы спим, мы бодрствуем. И то, и другое проникнуто одним принципом. Вот часто у людей бессонница бывает, но ее можно обратить во благо, в сознательное бдение, тогда и бессонница пройдет как болезнь, и навык будет приобретен. Известно, что ночное бдение пробуждает ясность сознания.

26

Завершение ночного занятия

В.М: Конечно, очень неприятно, бессонница мерзкая вещь такая, но в бессоннице где-то маячит пробуждение. В глубине сознания оно ощущается. Потому что, когда я здоров, сыт, выбрит, доволен собой, это тяжелый сон такой, я бы сказал даже, кошмар. Женщина, чтобы добиться своего, должна уступить. Без каких-то гарантий, скажем так. Вообще, чтобы получить что-то, надо научиться отдавать.

А.М.: Давайте тогда про сон днем. Вот он говорил, что если ночью занимался, то спал с 11-ти до 3-х дня.

Л-л: Вот я тоже понимаю. Днем, например, прилег на диванчик, на кушеточку, сладко так прилег, а все равно там мыслишки бурлят в сознании, нет спокойного сна. Когда занимаешься, приятно спать днем, нет тяжести. И когда вы занимаетесь и непроизвольно засыпаете, тогда наступает полное умиротворение и радость.

Вопрос: Вот это состояние усталости: его можно достичь за одно занятие, но, как я понимаю, это не цель.

В.М: Цель – постоянно уставать каждый день, при этом все больше и больше… При этом то, как вы себя доведете до усталости неважно? Это как бы непроизвольно получается. Это же не просто, взял, выпил рюмку. Но, в принципе, я это отлично понимаю. В усталости пробуждается сознание.

А.М.: Организм постепенно адаптируется к этому состоянию, привыкает.

В.М: У мужчины может быть страх неопределенности? Вы постоянно на грани находитесь, а человеку нужны ясность, определенность. Конечно, страх есть. Именно поэтому очень трудно долго заниматься, если серьезно говорить. Я выдерживаю с полчаса. Правда, могу потом чайку попить и т.д. А можно в любой момент, (настраивается) вот все, я уже занимаюсь. То есть, это уже другое состояние сознания. И если этого не делать в Тайцзи, то все бессмысленно. Один старый мастер, который мне в Пекине преподавал Тайцзицюань, говорил: «Я лучше всего занимаюсь, когда на велосипеде еду». «При чем здесь велосипед?» — «А вот руками как будто касаешься руля и как-будто не касаешься». То есть, взять руль так, чтобы отпустить его. То есть, прикоснулся к рулю, и тут же отпустил… Прикосновение все тоньше, тоньше – вот работа духовного бдения. В вашей работе, в вашем деле, на рабочем месте надо учиться заниматься, наработать это реальное состояние, остальное чепуха. И, кстати, единственный спасительный подход, наверное. В этом есть какая-то непонятная силища сознания. Но это, опять же, состояние между тем и другим, потому что в каждом состоянии мы как бы присутствуем и отсутствуем, мы практикуем явь-сон. А радость одна на всех.

Научитесь совмещать занятия здоровьем с повседневными делами:

[button font_size=»20″ color=»#c8232b» text_color=»#ffffff» icon=»» url=»http://www.sredotochie.ru/?p=6633″ width=»500″ target=»_self»]ВПЕРВЫЕ! Интенсивный курс сяояо в Москве[/button]


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 мыслей про “Беседа с учителем Линем о правильном подходе к занятиям

  • Андрей

    человеку ,наверное,.как существу всёпоглощающему,трудно понять,что он не только тело,в себе самом существующее,но и что-то за пределами тела,своего тела…т.е. лук натягивается не сам по себе(очень удачная ,пожалуй,метафора с луком,когда говорят об усилии цзинь)а его натягивают,скажем так,со стороны…сторонняя сила порождает цзинь ,чтобы участвовало всё тело в выбросе усилия…вот и сознание наверное там и находится, в стороне от тела…Простите за нескромность.

  • Виктор

    Смирнов Виктор Николаевич, 61 год. г. Омск.

    Отзыв о занятиях сяояо.

    С 20.09.15 по 2.10.15 я посетил семинар изучения сяояо в центре В.В. Малявина «Средоточие» .

    Проводил занятия директор центра, он же инструктор – Анатолий Михайлов. Я приехал для освоения методики этой техники цигун специально. В конце мая этого года обнаружил сайт «Средоточие» и прочитав кредо его учредителей (участников) увидел, что это и мое кредо,. Это те подходы и принципы с которыми я работаю с людьми с 1991 года как инструктор цигун. Обучался в центре «Саньхэ». Практические занятия и лекции, среди которых были лекции В.В.Малявина дали верный тон для дальнейшей работы. Судьба сложилась так, что я все время занимаюсь оздоровительной работой с людьми методами цигун. Из практического опыта занятий цигун и теоретических обобщений когда-то пришел к тому, что обретение покоя и мира — вот основа здорового состояния. Истинный цигун имеет этот корень. Подобное звучание среди изучающих цигун в России впервые увидел на сайте «Средоточие». На просторах интернет все встречал другие суждения. Цигун изучают нередко ради достижения особых способностей. Так нередко теряют покой, а вместе с тем верный путь и здоровье.

    Тема оздоровления, улучшения качества жизни звучит в разных контекстах, даже и с использованием цигун-методик. Центр «Средоточие», благодаря многолетнему опыту отношений В.В. Малявина с российской аудиторией по проблеме изучения китайских принципов и методов поддержания и возвращения здоровья нашел и предложил пожалуй самый простой и доходчивый метод оздоровления для россиян, взяв за основу самые (элементарные ) простые методики и техники китайского гунфу в сопоставлении (наложении) их на опыт русской культуры, возросшей на православии, в котором мир и покой при бодрости духа и есть верное состояние человека.

    Внешняя простота китайских упражнений вскрывает изначальную глубину человека, которая приводит занимающихся к упорядочиванию внутренних и внешних движений личности, к ее самооткрытию, самообновлению, самостоянию. Акцент на длении устойчивости тела, психики, духа человека в том числе и в обыденной среде, благодаря естественной способности и стремлении к этому всего организма человека, как потенциально целостного создания, очень важная часть кредо в методике упражнений центра «Средоточие». Временное и пространственное измерение длятся. И действительно, практика показывает: более целостное состояние можно длить. Только надо дать этому быть!

    И как результат — мир, покой, и рожденная этими качествами сила несут мощный оздоравливающий эффект. Дух, душа, тело объединяются в Единое. Это происходит в одном занятии, от занятии к занятию, в целом в жизни того, кто взялся этот метод изучать. И это очень важно как для самого человека, так и для его близких, его окружения. Такой повседневный труд.

    Работа директора и инструктора центра Анатолия Михайлова с людьми, посещающими занятия, вся направлена на раскрытие их потенциала к обретению единого, целостного состояния через методику сяояо. Одно занятие – это 2 часа статичных упражнений. Казалось бы невозможно, кто не делал. Да! Действительно невозможно, если все в составе человека врозь. Единение частей, единение ума и тела трудная работа, но благородная. Учить этому умению, не менее благородно. Почти на каждом занятии восемь — десять человек есть. Учатся. Анатолий, большое спасибо! Благодарю! Все дни как один!

    Желаю центру В.В. Малявина «Средоточие» осуществления наилучшего!

    С уважением, Виктор Смирнов.